вторник
23 июля 2019
Молочные реки. NewsLab.ru

Молочные реки. NewsLab.ru / Фураж Он-Лайн

10.06.2010

Есть сомнения в том, что их русла определяются правильно

Министр сельского хозяйства и продовольственной политики края Леонид Шорохов отчитался перед членами комитета Законодательного собрания края по делам села и агропромышленной политике. Он рассказал о том, как обстоят дела в части реализации проекта по созданию собственной переработки молока в крае. Дела идут. Однако перспективность этого направления оценивается по-разному.

Все поделено

По словам председателя комитета ЗС по делам села и агропромышленной политике Александра Дамма, сегодня на территории края работает 18 молокоперерабатывающих заводов. До начала радикальных экономических реформ — то есть во времена советской власти, до начала 90-х годов — такие предприятия работали практически в каждом районе. Глубина переработки была небольшой — заводы выполняли функции сбора, охлаждения и частичной переработки молока (фасовки, например), поставки его на крупные предприятия с большей глубиной переработки. Однако эти небольшие заводы покрывали потребности населения территории в конечном продукте. В качестве аналогии можно привести пример локальных хлебопекарен, которые в прежние времена работали едва ли не в каждой центральной усадьбе совхозов. Сравнительно небольшие объемы (от потребностей опять же) позволяли выпекать вкуснейший хлеб.

С началом радикальных реформ ситуация начала меняться. На рынок постепенно стали выходить крупные холдинговые компании. Тенденция к поглощению местных переработчиков была обусловлена желанием не только укрепить собственные позиции на региональном рынке за счет наращивания активов, но и укрепиться за счет уничтожения конкурентов.

Одна из таких «пришлых» компаний — московская «Вимм-Билль-Данн», у которой сегодня 35 заводов в России. Купив «Назаровское молоко», компания бросила якорь в молочном море Красноярья. На этом основании позиционирует себя как местную компанию.

— «Вимм-Билль-Данн» (ВБД) тоже местный переработчик, как и наш основной конкурент — «Юнимилк», — подчеркивают в Сибирском представительстве компании. — И у нас, и у них здесь мощные производственные площадки.

Еще один федеральный холдинг, серьезно влияющий на ситуацию в перерабатывающей отрасли края, — обозначенный выше «Юнимилк». Возник он на десять лет позже ВБД, но на сегодня почти не уступает ему по количеству перерабатывающих предприятий в регионах (34) и по продуктовой линейке. В Красноярске холдингу принадлежит молочный завод «Милко».
Еще одну позицию в тройке лидеров рынка молочной переработки края занимает красноярская компания «Арта». По оценке Александра Дамма, трем монстрам принадлежит более 70 процентов краевого рынка.

Надо строить

Перестройка регионального рынка родила проблему: крупные переработчики игнорируют внутренние локальные потребности районов, а местных переработчиков осталось немного. Александр Дамм приводит пример:

— В Краснотуранском районе в общественной приемной пришлось услышать такие вопросы: район производит достаточное количество сырого молока, поставляет его на перерабатывающие предприятия — а в продаже молока недостаточно, явный дефицит. Почему так?

Однако главное основание, по которому строительство новых заводов считается необходимостью, — возможность влиять на политику ценообразования крупных холдингов.

— Сегодняшние закупочные цены — рыночные, они обусловлены объективными экономическими условиями, а не каким-то субъективным фактором, — убеждают в компании «Вимм-Билль-Данн». — Поэтому все местные переработчики, и федеральной принадлежности, и региональной, покупают молоко по ценам одного уровня. Новым предприятиям, скорее всего, тоже придется его придерживаться, чтобы оставаться в рамках рентабельности.

Депутаты ЗС и правительство края, однако, считают, что это не совсем так. Поэтому инвестиционный совет год назад одобрил инвестпроект, заявленный краевым госпредприятием «Комплекс «Сосна». Его исполнитель — ООО «Сельскохозяйственное производственное предприятие «Сосна». Проект предусматривает строительство в районах края четырех молокозаводов мощностью от 5 до 45 тонн молока в смену. По словам министра сельского хозяйства Леонида Шорохова, строительство двух заводов — в Нижнеингашском и Енисейском районах — завершается. Оборудование для них уже в пути. Общая стоимость проектов — 416 млн рублей, из которых 187 млн — средства краевого бюджета, остальное — займы и собственные средства СПП «Сосна». Изначально предполагалась схема частно-государственного партнерства, но с инвестициями со стороны как будто заинтересованных хозяйств дело обстоит примерно так: «Мы позвали, а они не идут», — разводит руками министр.

— На территории Балахтинского района предложения были направлены 16 крупнейшим сельскохозяйственным товаропроизводителям края. Но до настоящего момента каких-либо ответов от них не поступало, — пояснил Леонид Шорохов. — После окончания строительства и полной окупаемости заводов правительство не исключает возможности их акционирования.

Может, не надо строить?

Депутат Законодательного собрания края, директор ЗАО «Солгонское» Борис Мельниченко считает, что в условиях, когда крестьянам вообще невыгодно развивать животноводство как отрасль, и о дополнительной переработке нужно говорить с большой осторожностью.

— На сегодня один гектар пашни, засеянный зерновыми, а не кормами, дает выгоду несравнимо более высокую, — говорит Мельниченко. — Можно получить с этого гектара три тонны зерна и полгода ничего не делать. А если засеять его кормовыми культурами и потом переработать их в животноводстве, мы ни в коем случае не получим добавочной рентабельности по отношению к рыночной стоимости зерна с этого гектара пашни. Поэтому всем выгодно заниматься только зерном. Животноводством заниматься невыгодно. Добавочная стоимость — только за счет затрат, добавочная рентабельность — отрицательная.

Александр Дамм подтверждает: если молоко еще дает какой-то положительный процент рентабельности, то мясо отбрасывает животноводов в глубокий минус.

Борис Мельниченко уверен: чтобы мотивировать крестьян заниматься животноводством, нужно компенсировать эту отрицательную дельту. Как вариант — за счет достойных цен на конечный продукт. Но это практически нереально, тут же оговаривается депутат. Причина низкого потребительского спроса — в невысоких доходах населения. Второй путь — государственная поддержка. Она была актуальна и в прежние годы, но сегодня, когда крестьяне вынуждены продавать зерно по цене вдвое ниже себестоимости, без настоящей господдержки селу просто не обойтись.

По словам Мельниченко, добавочную стоимость в переработке молока можно получить за счет дополнительных затрат. А вот добавочной рентабельности по отношению к рыночной стоимости сырого молока не получается.

— Если пакетированное молоко еще может работать само на себя, то сыр и масло работают точно против, — говорит депутат. — Возможно, сливочное масло сегодня недостаточно востребовано по той причине, что рынок залит растительным маслом. А наш сыр просто не может конкурировать с заграничным. Ну а то, что тянет вниз, не может не отразиться в целом на молочном производстве.

Важным фактором, влияющим на состояние рынка переработки, Борис Мельниченко считает отсутствие честной конкуренции. В качестве иллюстрации приводит такой пример. Месяц назад в Москве проводили контрольную проверку молочных продуктов в магазинах. Результат — из пяти тетрапаков с надписью «Молоко» три заполнены восстановленным молоком. Регламент, принятый в декабре 2008 года, не работает.

— Присутствие на рынке таких вот продуктов мешает честным переработчикам, — считает Борис Мельниченко. — Я уверен: хозяйства, имеющие свою переработку, не будут хитрить, не станут выдавать за натуральный продукт восстановленное молоко.

Сегодня, считает директор «Солгонского», достаточно производить качественное молоко — и можно не замахиваться на переработку. По его оценке, перерабатывающее предприятие, на строительство и оборудование которого потребуется не менее 200-300 миллионов рублей, окупится не раньше чем через десять лет.

Есть сомнения и относительно целесообразности строительства новых перерабатывающих заводов.

— Нельзя строить бесконтрольно, не изучив ситуацию, не проанализировав потребности территории, где возводится новый завод, не изучив рынок, — предостерегает Мельниченко. — Хотя намерение, конечно, благое: как-то повлиять на ценовую политику крупных холдинговых компаний, работающих в крае. Но если не будет привязанности сельхозпроизводителей к местным переработчикам, где гарантия, что молоко придет не на заводы «Юнимилк» или «Вимм-Билль-Данн», а на эти новые заводы?

Борис Мельниченко уверен: если не будет государственной поддержки, в том числе и той, которая бы позволяла сельхозпроизводителям продавать молоко переработчикам по достойной цене, то ситуация на рынке радикально не изменится.

— Вообще, что касается продуктов питания, здесь никогда ничего не произойдет само по себе, естественным путем, — считает он. — Тут обязательно нужны искусственные рычаги. И в молоке, и в мясе, и в зерне.

NewsLab.ru



Фураж Он-Лайн


Версия для печати Версия для печати

На сайте работает система коррекции ошибок. Обнаружив неточность в тексте
или неработоспособность ссылки, выделите на странице этот фрагмент и отправьте его
aдминистратору нажатием Ctrl+Enter.