воскресенье
20 октября 2019
«Надо всё разложить по полочкам», — Елена Скрынник, министр сельского хозяйства РФ . Ведомости

«Надо всё разложить по полочкам», — Елена Скрынник, министр сельского хозяйства РФ . Ведомости / Фураж Он-Лайн

11.03.2010
Министр сельского хозяйства Елена Скрынник обещает, что Россия будет полностью обеспечена собственным продовольствием самое позднее через пять лет

Елена Скрынник руководит Министерством сельского хозяйства уже год. Представляя ее коллегам после назначения, президент Дмитрий Медведев говорил, что знаком со Скрынник еще с тех времен, когда он курировал национальный проект «Развитие АПК». Сельхозтехнику для этой программы поставляла госкомпания « Росагролизинг», которой Скрынник руководила восемь лет. «У вас достаточный опыт, чтобы заниматься вопросами организации агропромышленной деятельности в масштабах страны. И я желаю вам успехов, понимая, что сегодня у нас не самая простая ситуация — из-за финансового кризиса ряд проблем, которые и так накапливались в деревне десятилетиями, сейчас обостряются», — напутствовал президент нового министра.

Однако в прошлом году Генпрокуратура, проверив работу государственной компании «Росагролизинг» за последние несколько лет, выявила массу нарушений. Среди них — перечисление значительных средств по предоплате производителю тракторов, компании «Сарэкс», которая часть продукции отгрузила только через год, а полученные средства переводила на офшоры. Расследование «Ведомостей» показало, что Скрынник была одним из бенефициаров «Сарэкса» и еще ряда компаний — поставщиков сельскохозяйственной техники. Сама она объясняла «Ведомостям», что не владеет этими компаниями, а без ее ведома ими мог управлять ее старый партнер по медицинскому лизингу Леонид Зубовский, с которым она не общалась несколько лет. В середине февраля 2010 г. чиновник, близкий к администрации президента, говорил «Ведомостям», что «дело идет к увольнению Скрынник, но, скорее всего, решение будет принято не ранее чем через два-три месяца» (официальные представители правительства и администрации президента эту информацию не подтверждали).

Беседуя с «Ведомостями» для этого интервью, министр сельского хозяйства не скрывала своего негодования по поводу опубликованного расследования. Но о состоянии дел в подведомственной ей отрасли все-таки рассказала.

— Как вы можете прокомментировать слухи о вашей скорой отставке?

— Слухи меня не интересуют.

— Как вы считаете, чем была вызвана проверка Гепрокуратурой деятельности «Росагролизинга» за те годы, когда вы возглавляли компанию? Считаете ли вы, что ее результаты как-нибудь связаны с вашей нынешней работой?

— «Росагролизинг» девять лет каждый год системно проверяли. Ничего не находили. Сейчас есть заключение Генпрокуратуры, что там все нормально. Я к «Росагролизингу» больше года не имею отношения. Было принято решение — проверили. Давайте лучше о развитии сельского хозяйства поговорим.

— Верно ли мы понимаем, что у Генпрокуратуры нет претензий к работе «Росагролизинга» в те годы, когда вы возглавляли компанию?

— Претензий нет.

— А почему вашего имени нет в списках кандидатов в советы директоров «Росагролизинга» и Россельхозбанка?

— Я принципиально вышла из советов директоров «Росагролизинга» и Россельхозбанка. Но мы находимся в постоянном контакте с руководством. Если я возглавляю совет директоров — как, например, в ОЗК, — я занимаюсь проблемами компании, это мои проблемы. С «Росагролизингом» и с Россельхозбанком мы проводим постоянные совместные совещания по всем необходимым вопросам. Объем моей работы с этими учреждениями более чем достаточен. И тратить время на управление ими нет необходимости.

Губернаторы теперь понимают, кто и что производит, и уже не ходят с политическими заявлениями, а сами приходят и говорят, что посчитали, сколько произведут, сколько реализуют и чего добьются, какая поддержка нужна.

— Как бы вы охарактеризовали отношения с первым вице-премьером Виктором Зубковым, который курирует сельское хозяйство?

— Конструктивные и эффективные [отношения]. Каждую неделю по понедельникам у нас оперативное совещание, где мы согласовываем каждый вопрос. И еще в течение недели по 4-5 совещаний.

«Предпочитаю продукцию отечественного производства»

— Сотрудники некоторых компаний в частных разговорах высказывают мнение, что с вашим приходом в министерстве стало меньше специалистов, разбирающихся в специфике отрасли, и больше людей с общерыночными подходами. Вы согласны?

— Накопленный в министерстве опыт мы подкрепили новыми рыночными подходами. Когда я пришла, тут невозможно было нормально оформленный документ получить. Информация в департаментах не была структурирована. При этом из руководителей отраслевых департаментов я никого не поменяла — ни животноводство, ни растениеводство. На юридический департамент мы взяли профессионала. Все отраслевые руководители на месте, но они усилены. Теперь можно добиться хотя бы внятной подачи информации. Губернаторы говорят, что пришел порядок — и внешний, и внутренний.

— Когда россияне будет питаться только сельхозпродуктами отечественного производства?

— В течение ближайших 4-5 лет, и это предусмотрено в «Доктрине продовольственной безопасности», мы рассчитываем выйти на полное самообеспечение мясом, молоком, сахаром — основными видами продуктов питания. По зерну и картофелю мы эту задачу уже выполняем.

Правительством и министерством принят комплекс мер, способствующих сокращению объемов импорта продовольствия. Как результат, в 2009 г. импорт мяса сократился на 30%. Что касается молока, то им мы обеспечены на 83% при пороговом значении, предусмотренном доктриной, в 90%. Наращиваем собственное производства свекловичного сахара.

— Какими продуктами питаетесь вы сами, покупаете ли сельхозпродукты иностранного производства? Если да, то какие? И почему? Почему предпочитаете их отечественным продуктам?

— Прежде чем ответить на ваш вопрос, я хотела бы подчеркнуть, что мы создаем условия не только для увеличения объемов производства, но и для повышения качества производимой продукции. Когда есть свои качественные продукты питания по приемлемым ценам, не сложно предположить, в чью пользу будет сделан выбор.

Если брать мясо, например, то я, конечно, предпочитаю продукцию отечественного производства. Прежде всего, я имею в виду охлажденное полезное мясо. То же самое могу сказать и по молочной, зерновой продукции.

— Что вам удалось и что не удалось за год руководства министерством?

— Все логично и просто: нужно все разложить по полочкам, структурировать, усилить ответственность и дать всем возможность нормально творчески работать. Три принципа — эффективность, прозрачность и адресность государственной поддержки. Когда сельхозорганизации производят продукцию, они должны точно знать, как будут ее реализовывать, и делать это в основном по долгосрочным контрактам. Мы подготовили реестр всех сельхозорганизаций, которые получают господдержку, — их у нас около 500 000, и по каждому предприятию у нас теперь есть реальная картина: кто сколько производит, сколько субсидий получил и как сможет увеличить производство. Ответственность каждого региона за выполнение показателей госпрограммы развития АПК должна повыситься — мы ввели «паспорта регионов». Объемы финансирования, критерии эффективности и показатели производства, которые регион должен выполнить, записываем в специальных соглашениях с регионами, которые с министерством подписывает каждый губернатор.

«Резкого ухудшения состояния агрохолдингов я не вижу»

— Сколько будет потрачено на господдержку АПК в этом году?

— В рамках государственной программы — 107,6 млрд руб. 74% (79,3 млрд руб.) этих средств пойдут на субсидирование процентной ставки по кредитам, 16,4 млрд руб. — на две наши федеральные целевые программы, «Социальное развитие села» и «Сохранение и восстановление плодородия почв». До сих пор софинансирование мероприятий госпрограммы из федерального и региональных бюджетов осуществлялось пополам. В этом году мы снизили региональную часть до 35% — об этом из-за сложной экономической ситуации просили многие регионы. Мы будем субсидировать строительство сахарных заводов, мощности по первичной переработке мяса и молока, хранению зерна. Будут финансироваться новые проекты в мясном и молочном животноводстве, приобретение новой техники российского производства. Мы заканчиваем разработку программ по развитию птицеводства, семеноводства, а также программу по развитию инфраструктуры агропродовольственного рынка.

— Как вы выбираете проекты, которые получат господдержку?

— Инвестиционные проекты подлежат отбору при условии соответствия критериям финансовой, экономической и социальной эффективности. В частности, проект должен соответствовать целям социально-экономического развития того или иного субъекта Российской Федерации и законодательству в области охраны окружающей среды. Учитывается экономическая целесообразность его реализации с учетом балансов сельскохозяйственной продукции. Заявитель должен представить веские обоснования невозможности реализации указанного инвестиционного проекта без государственной поддержки.

На федеральном уровне решение принимает комиссия, в которую входят двое моих заместителей, заместитель министра финансов и представители всех основных банков. Она выбирает из проектов, которые предлагают аналогичные комиссии в каждом регионе.

— Много ли случаев, когда выделенные регионам средства не дают запланированного эффекта?

— Такие случаи есть. Например, такая ситуация в Тульской области: средства федерального бюджета мы передаем, а показатели эффективности не только не выполняются, но и ухудшаются. Есть проблемы и в Смоленской области.

— Что вы можете с этим сделать? Не выделять средства?

— Этого мы сделать не можем, потому что мы не имеем права оставлять наших крестьян без финансирования. Будем разбираться в каждом конкретном случае. Возврат регионом выделенных денег мы в соглашении предусмотреть, конечно, не можем. Но если видим, что в регионе есть проблемы, — будем проводить инспекции и я буду докладывать вышестоящему руководству.

— Какова, по вашей информации, доля проблемных кредитов среди тех, ставка по которым субсидировалась государством? Считаете ли вы, что у агрокомпаний есть проблема с плохими долгами?

— Нет, никакой остроты нет. Антикризисные меры правительства предусматривают, что краткосрочные кредиты пролонгированы на полгода, инвестиционные — с восьми лет до одиннадцати. Мы подходим к этому вопросу взвешенно, есть полное понимание, что сельхозорганизации необходимо поддерживать.

— В прошлом году у многих крупных агрохолдингов были проблемы с выплатами по кредитам, некоторые из них до сих пор не реструктурировали долги. Вы считаете необходимым вмешиваться в таких ситуациях?

— У всех эффективных крупных промышленников все в порядке. Со всеми, кто есть в созданном министерством реестре производителей, ситуация нам ясна. Как министр, я тенденции резкого ухудшения состояния агрохолдингов не вижу. Все, кто включен в список системообразующих предприятий, приходят на комиссию по системообразующим предприятиям и докладывают о своих проблемах. Эти проблемы решаются. На настоящий момент комиссией принято решение о выдаче государственных гарантий семи организациям на сумму 19 млрд руб.

— Львиная доля всех денег, которые выделяются на господдержку АПК, тратится на субсидирование процентных ставок по кредитам на инвестиционные проекты. Вы считаете, что это самый эффективный механизм стимулирования отрасли?

— Система давно отработана, механизм поддержки создан и действует. Кредитный портфель отрасли в 2009 г. составил 776 млрд руб., из которых 420 млрд руб. — субсидированные кредиты. В этом году мы ожидаем выхода на аналогичные показатели. В целом результаты нас устраивают. Важно, что мы по-прежнему можем субсидировать и новые проекты. Как я уже говорила, мы их выбираем в соответствии с отраслевыми программами и поручениями президента и председателя правительства. Все это необходимо, чтобы выполнить показатели доктрины продовольственной безопасности. Мы видим, что довести до необходимых объемов производство мяса птицы мы можем быстро и оно будет соответствовать потребностям и по цене, и по качеству. На втором месте молоко — правда, его потребление у нас увеличивается, так что добиться необходимых показателей непросто. По мясу крупного рогатого скота тоже непросто, но в этом году мы выделяем средства на поддержку племенного животноводства, и это дает нам основания надеяться, что ситуацию получится выправить. Помогает и то, что к нам пришли крупные промышленные инвесторы, которые занимаются производством и переработкой мяса крупного рогатого скота. Например, в Одинцовском районе Московской области компания Cremonini открыла предприятие, которое будет производить 25 000 т продукции в год, сырьем для которой является мясо крупного рогатого скота. 45% этого мяса уже сегодня — российское. Это значит, что фермеры, откармливая бычков, через него будут иметь гарантированный сбыт. Такая система работает по всему миру: переработчик через интернет объявляет закупку, и фермер, имея долгосрочные контрактные отношения с переработчиком, всегда может заранее знать, в какое время ему выгоднее гарантированно сдать свой скот. Если бы пришли еще несколько таких же эффективных переработчиков — думаю, и с мясом крупного рогатого скота мы разобрались бы гораздо быстрее.

— Сколько всего требуется средств на реализацию всех отраслевых программ, о которых вы говорите?

— Расчеты еще не закончены. По предварительным данным, на животноводство без учета птицеводства требуется 89 млрд руб. кредитных ресурсов, на элеваторы — 30 млрд руб., по уже действующей программе развития сахарного комплекса — почти 11 млрд.

«Все земельные проблемы невозможно решить за год»

— Как вы оцениваете принятый вариант закона о торговле? Не считаете ли вы его компромиссом с сетями?

— Закон о торговле можно оценить положительно. Виктор Алексеевич [Зубков] потратил много усилий, чтобы закон зазвучал, прошел и работал. В любом случае те важные моменты, которые мешали сельхозорганизациям реализовывать свою продукцию, устранены. Естественно, всегда хочется больше и лучше, но не всегда получается.

— Когда будут приняты поправки в земельное законодательство, позволяющие упростить оформление прав собственности на сельхозземли?

— В первом чтении законопроект о совершенствовании оборота земель сельхозназначения принят. Согласитесь, что все земельные проблемы невозможно решить за один год.

— Нужно ли, на ваш взгляд, ограничивать концентрацию сельхозземель в одних руках?

— Здесь подход четкий и ясный. Есть малые формы хозяйствования, работающие на селе, есть средние предприятия, и есть крупные. В соответствии с тем, что предприниматель производит, он и должен владеть землей на тех условиях и в тех объемах, которые ему необходимы для производства. От этого зависит эффективность производства: если у него весь цикл производства выстроен и принадлежит ему на праве собственности, конечно, рентабельность промышленного производства намного выше, а цена для конечного потребителя — ниже.

— На прошлой неделе подписано постановление о снижении цен на ГСМ для весенних полевых работ. Отказалось ли правительство от идеи создания специальной государственной топливной компании?

— Проанализировав ситуацию, мы задействовали более эффективный рыночный механизм — дополнительные льготы. Премьер-министром подписано постановление правительства, которое предусматривает предоставление скидок в размере до 10% от оптовой текущей цены сельхозтоваропроизводителям в период посевной и уборочной кампаний. Это позволит сэкономить до 5,5 млрд руб.

«Качество зерна, 40% из которого хранится напольным способом, снижается»

— Включено ли в программу субсидирования строительства зерновой инфраструктуры, о которой вы говорите, только финансирование проектов государственной Объединенной зерновой компании (ОЗК) или в ней смогут поучаствовать частные компании?

— Это крупная программа, которая будет включать строительство и линейных элеваторов в регионах, и портовых, которые позволят эффективно продавать зерно в том числе на экспорт. ОЗК — оператор нашего зернового рынка, поэтому утвержденная стратегия ОЗК, конечно, будет вписана в разрабатываемую программу. В рамках программы будут субсидироваться и частные элеваторы, и элеваторы ОЗК. В любом случае вопрос по инфраструктуре и логистике нашего зернового рынка нам нужно решить — без этого мы дальше в развитии экспорта двигаться не сможем. Подготовка программы не закончена, поэтому назвать объем ее финансирования я пока не могу.

— Вы возглавляете совет директоров ОЗК. Утвержденная стратегия этой компании предусматривает, что в развитие инфраструктуры зернового рынка должно быть инвестировано несколько сотен миллиардов — в строительство элеваторов, портовых мощностей, вагонного парка. Вы как-то участвуете в привлечении финансирования для этих проектов?

— В стратегии есть сноска, что все эти проекты будут реализовываться только при наличии кредитных ресурсов. Лимит Россельхозбанка, который кредитовал ОЗК для закупки зерна в ходе государственных интервенций, был исчерпан в прошлом году. Поэтому мы провели ОЗК через комиссию по системообразующим предприятиям, была выдана госгарантия на 9,5 млрд руб., под которую Россельхозбанк выдал компании дополнительные кредиты на эту сумму. Зерно было закуплено в интервенционный фонд. ОЗК должна вести коммерческую деятельность и зарабатывать, чтобы иметь возможность пользоваться кредитными ресурсами. Кредитование ОЗК будет происходить только после того, как они уберут уже существующую кредиторскую задолженность. Как только они реализуют зерно — смогут получать кредиты дальше. Внесение же средств в уставный капитал ОЗК — это, конечно, инициатива министерства. Пока этот вопрос прорабатывается.

— То есть, пока ОЗК не реализует интервенционное зерно и, соответственно, не вернет кредиты Россельхозбанка, получить кредиты для финансирования инвестиционных проектов она не сможет?

— Не обязательно. Все будет зависеть от финансово-экономической ситуации в стране и наличия ресурсов.

— Значит, принятая в конце прошлого года стратегия ОЗК, предусматривающая инвестиции в 93 млрд руб. до 2015 г. только на строительство линейных и портовых элеваторов, — оптимистичный план?

— Оптимистичный, но долгосрочный. В этом году мы об этом не говорим. Будет хорошая ситуация с ресурсами — будем говорить об этом по-другому. Сейчас наша максимальная задача — реализовать зерно интервенционного фонда с минимальными затратами.

— Сохраняется ли план реализовать до 4 млн т интервенционного зерна в этом году?

— В настоящий момент речь идет о реализации максимум 1,3 млн т. Зерно из интервенционного фонда необходимо реализовывать в том числе и потому, что качество зерна, 40% из которого хранится напольным способом, снижается.

— По документам в интервенционном фонде должно находиться почти 10 млн т зерна, закупленного в разные годы. Сколько зерна есть реально?

— Столько же и есть. Проверки проводятся постоянно. Но это ответственность банка, у которого это зерно находится в залоге.

— Эффективен ли механизм зерновых интервенций в целом?

— В этом году для хранения интервенционного зерна мы отобрали в четыре раза больше элеваторов, в торгах принимают участие в 10 раз больше сельхозпроизводителей. Наш анализ показал, что себестоимость производства зерна составляет 3100-3200 руб. за тонну. Цены и изменившиеся подходы к проведению интервенций дают возможность заработать деньги сельхозорганизациям, а не спекулянтам. Рентабельность в среднем около 10%.

— Идея проведения интервенций на рынке молочных продуктов обсуждается уже второй год, но они до сих пор не проводятся. Вы заявили, что закупочные цены будут объявлены до 31 марта. Значит ли это, что в этом году интервенции все же состоятся?

— Да. В этом году мы должны купить в высокий сезон до 300 000 т в пересчете на молоко, и я думаю, что в сезон мы это сделаем. Этого объема достаточно для регулирования цен на молоко.

«Для эффективной работы рынка нужно 15% импортного мяса»

— По итогам второго раунда российско-американских переговоров о поставках мяса птицы, как заявил главный государственный санитарный врач Геннадий Онищенко, подготовлен проект документа, выполнение которого позволит американским птицеводам снова начать поставки на российский рынок, остановленные со вступлением в силу новых российских санитарных требований. Как вы считаете, когда и чем могут окончательно завершиться переговоры?

— Сейчас положительный исход этих переговоров зависит от действий американской стороны. Как только американцы приведут в соответствие с нашими требованиями к качеству продукции птицеводства свои правила поставок, вопрос будет снят с повестки дня.

— Вы говорите, что министерство готовит программу развития птицеводства. Зачем? Ведь из всех секторов животноводства это самый успешный.

— 600 000 т мяса птицы в год мы ввозим только из Америки. Всего же импортируем 800 000-900 000 т. Прогноз потребления на этот год — 26 кг на душу населения. Из всех субъектов Федерации и федеральных округов мясом птицы полностью обеспечивает себя только Центральный федеральный округ. Поэтому производство мяса птицы нам нужно наращивать. Необходимо иметь качественный продукт, относительно дешевый, чтобы удовлетворить потребности населения. К тому же прирост производства мяса птицы мы можем получить быстро. В этом году на программу развития птицеводства потребуется 31 млрд руб. кредитных ресурсов.

— Считаете ли вы необходимым уходить от механизма квотирования импорта мяса в средне- и долгосрочной перспективе?

— На основании прогнозных балансов производства и потребления мы обязаны ограничивать рынок. Без этого нас просто завалят некачественным мясом. По доктрине продовольственной безопасности мы должны быть обеспечены собственным мясом на 85%. 15% импортного мяса нужно, чтобы наш рынок работал эффективно. Я пока не вижу механизма, как регулировать ввоз этих 15% без квот. Снижать объем квот в зависимости от объема производства мы будем системно.

«Спутниковая группировка “Космос-СХ” окупится менее чем за год»

— Александр Хлопонин назвал сельское хозяйство одним из главных направлений экономического развития Северного Кавказа. Обсуждались ли уже конкретные проекты, которые там могут быть реализованы?

— В этом году на комиссии в министерстве будет рассмотрено более 160 конкретных инвестиционных проектов в северокавказских регионах. Часть из них будут реализованы.

— Выгоден ли для российского агросектора Таможенный союз?

— Работа по этому вопросу еще ведется, до конца оценить пока сложно. Общий тренд создания Таможенного союза — расширение рынка сбыта для отечественных производителей, повышение конкурентоспособности, налаживание более тесных операционных связей внутри союза.

— Правда ли, что министерство создает новую систему учета производства сельхозпродукции, чтобы не зависеть от данных Росстата?

— В этом году мы составили и утвердили в Минэкономразвития прогнозные балансы по всем рынкам на три года. Теперь мы понимаем, сколько мяса мы производим, сколько молока, сколько нам нужно импортной продукции и как мы должны дальше наращивать производство. Чтобы иметь правдивую и точную информацию, мы создаем информационно-аналитическую систему. Мы будем иметь информацию по каждому региону: сколько производится мяса и молока, как происходит реализация этой продукции, что происходит с уровнем господдержки и софинансированием от регионов. Этим займутся два наших ФГУПа, региональные филиалы которых будут подсчитывать все, что производится. Тогда мы сможем опираться не только на данные Росстата, который не занимается учетом производства в личных подсобных хозяйствах, а на полную объективную информацию. Я думаю, что в этом году мы закончим ввод отдельных блоков этой информационно-аналитической системы.

— Расскажите о планах создания собственной группировки космических спутников, которая позволит самостоятельно оценивать состояние сельхозземель и прогнозировать урожайность.

— Решение об этом было принято еще в 2008 г. В рамках государственной программы министерство осуществляет создание системы дистанционного мониторинга земель сельскохозяйственного назначения. Рабочее название системы — «Космос-СХ». Она позволит, во-первых, дать оценку состояния и динамики пахотных земель и посевов, а также прогнозировать урожайность сельскохозяйственных культур; во-вторых, проводить государственный мониторинг земель, предназначенных для ведения сельского хозяйства.

Ожидаемый годовой экономический эффект развития системы космических наблюдений только за счет увеличения точности оценки площадей используемых сельскохозяйственных земель составит 1 млрд 150 млн руб. Таким образом, при стоимости создания спутниковой группировки «Космос-СХ» в 980 млн руб. срок окупаемости системы составит менее одного года.

Космические снимки, полученные в результате эксплуатации системы, могут быть использованы и другими ведомствами, например МЧС, Минэкономразвития и т. д., что серьезно снизит зависимость России от зарубежных продавцов информации, даст существенную экономию, повысит информационную безопасность Российской Федерации.

Штрихи к портрету

После окончания института Скрынник работала кардиологом и цеховым терапевтом в студенческой поликлинике Челябинского политехнического института, была заместителем главного врача больницы Челябинского металлургического комбината. А в 1991-1994 гг. стажировалась во Франции и Германии в области поставок медицинского оборудования. В это время она и начала заниматься бизнесом: в ноябре 1992 г. открыла фирму «Изи» по торговле медицинским оборудованием, а в 1994 г. создала и возглавила компанию «Медлизинг».

В 2001 г. Скрынник упоминалась в светской хронике «Коммерсанта» как президент клиники Swiss Perfection — «филиала известной швейцарской клиники эстетической хирургии La Praire, где уже несколько лет приводят себя в порядок Мадонна, Майкл Джексон, Джордж Буш, Катрин Денев». В феврале 2010 г. представители Swiss Perfection подтвердили «Ведомостям», что клиникой владеет Дмитрий Белоносов, муж Скрынник (бывший солист группы Revolvers).

Елена Скрынник награждена медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени и удостоена высшей ведомственной награды — золотой медали «За вклад в развитие агропромышленного комплекса России». Она также имеет церковные награды: орден святой равноапостольной великой княгини Ольги III степени и орден святого мученика Трифона III степени («за вклад в борьбу с наркоманией и другими вредоносными явлениями», она — первая женщина, получившая этот орден).

Факты

185 млрд руб.

Столько денег государство выделило на поддержку АПК в 2009 г. (включая 87 млрд руб. в рамках антикризисных мер). Это рекордно большой объем финансовой помощи сельскому хозяйству в России. В то же время расходы федерального бюджета на развитие АПК в 2009 г. были сокращены: первый раз — на 30%, второй — почти на 10%. По словам первого вице-премьера Виктора Зубкова, «в 2010 г. ожидается тоже непростая ситуация». ИТАР-ТАСС, Интерфакс

Ведомости



Фураж Он-Лайн


Версия для печати Версия для печати

На сайте работает система коррекции ошибок. Обнаружив неточность в тексте
или неработоспособность ссылки, выделите на странице этот фрагмент и отправьте его
aдминистратору нажатием Ctrl+Enter.