четверг
21 марта 2019
Как улучшить генофонд отечественного животноводства

Как улучшить генофонд отечественного животноводства / Viperson

17.11.2010

Н.М. Костомахин, доктор биологических наук, профессор

В мою бытность студентом в 70-х годах прошлого века, существовало общепринятое мнение о больших достижениях нашей страны в области развития племенного животноводства и о выдающемся вкладе отечественных ученых в теорию и практику развития племенного дела. Удивляло одно - почему при таких огромных достижениях продуктивность молочных стад составляла менее 3000 кг молока, суточный прирост живой массы - 350 - 400 г., когда в тех же Соединенных Штатах Америки эти показатели были - 7000 кг молока и 700 - 800 г прироста живой массы?

И все было хорошо, но в 1989 г. я был направлен на годичную стажировку в Корнельский университет (штат Нью-Йорк, США). Обучаясь в лучшей сельскохозяйственной школе мира, я увидел, как по настоящему нужно заниматься наукой и как действительно на практике можно улучшать генофонд сельскохозяйственных животных. Как государство пестует ученых и следит за развитием науки и внедрением ее достижений в производство. Через десять лет я прошел длительную стажировку в Манчестерской школе бизнеса (Великобритания) и работал в ведущей мировой компании в области генетики и воспроизводства крупного рогатого скота Cogent, где освоил новейшие методики и технологии, которые позволяют в кратчайшие периоды вывести животноводство любой страны на передовые позиции.

Отсюда пришлось сделать вывод, что много десятилетий в нашей стране функционируют специализированные научно-исследовательские институты и их филиалы, где ученые занимаются селекцией крупного рогатого скота, постоянно улучшая продуктивные и воспроизводительные качества животных. На этом поприще защищено множество диссертаций и получено немало очередных званий и денежных премий - за селекционные достижения, выведение очередного типа крупного рогатого скота, метод оценки быков-производителей и т.д.

Однако эти диссертации остаются пылиться на полках, а в реальной жизни Россия до сих пор не имеет собственного высокоценного генофонда сельскохозяйственных животных, поэтому завозила, завозит и, по-видимому, еще долго будет импортировать как самих животных, так и племенной материал в виде спермы и эмбрионов, тратя на эти цели огромные деньги.

Почему? В последнее время руководство страны отчетливо поняло, что отечественное животноводство не может заниматься качественным собственным воспроизводством стада и в рамках сначала Национального проекта "Развитие АПК", а затем Государственной программы "Развитие сельского хозяйства и регулирование рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2008 - 2012 годы" стало выделять немалые средства на покупку племенного материала из-за рубежа. Но как целесообразнее распорядиться государственными средствами? В каком виде лучше приобретать племенной материал живых телок и нетелей, или сперму быков и эмбрионов и хотя об этом мной уже говорилось ранее [3], в данной статье хотелось бы рассмотреть некоторые злободневные вопросы, суть которых сводится к качественному улучшению генофонда отечественного скота.

Прежде всего, насколько необходим импорт скота в Россию и в каком количестве?

Конечно, это чисто риторический вопрос, который задается не одно десятилетие, но мы все завозим и завозим. Однако следует помнить, что завезенный племенной материал без соответствующего использования превращается просто в сырье или в товарный скот, который в лучшем случае идет на мясокомбинат. Импортировать, конечно, нужно, но для этого надо иметь цель, что мы хотим получить от этого скота.

Мне пришлось довольно долго учиться и работать за рубежом, поэтому я не понаслышке знаю методы работы ведущих зарубежных ученых и компаний, связанных с разведением крупного рогатого скота США, Канады, Великобритании, Израиля и других стран. Так вот, в международной практике это покупка племенного материала называется обменом генофонда и совершенствует селекционный процесс. Но этот обмен в основном идет на уровне эмбрионов и спермы выдающихся быков.

Что же касается количества завозимого племенного материала, то это, прежде всего, зависит от темпов воспроизводства стада и от специфики отрасли - молочное или мясное скотоводство.

Часто возникает вопрос, какой должен быть отход после первого года содержания животных и как добиться наибольшей сохранности поголовья?

Здесь нужно сразу оговориться, что понимать под термином "отход". Если только падеж, то это одна сторона вопроса, а если сюда входят еще выбраковка, то здесь несколько другая ситуация. По современным зоотехническим нормам, в течение первой лактации может быть выбраковано до 40% первотелок. Но здесь львиная доля должна отводиться выбраковке по продуктивности.

Если же мы рассматриваем импортированный скот, то вопрос о продуктивности практически не ставится, так как завозимые животные по определению более продуктивны, чем местный скот. Следовательно, в этом случае отход складывается из падежа и выбраковки по различному роду заболеваний. Так вот, он должен быть не более 10 процентов. Мы же имеем 30, 40 и даже 50 процентов. Из имеющихся данных можно проследить, что, например, в Самарской области в ООО КХ "Старобуянское" при завозе скота из Германии за полгода отход составил 19,8 процента. В Краснодарском крае в ряде хозяйств за год из стада выбыла треть поголовья. В некоторых хозяйствах Белгородской области через год осталась лишь половина животных. Мы имеем такие же цифры в Иркутской области и ряде других областей.

Каковы основные причины падежа и выбраковки животных: нарушение обмена веществ, болезни конечностей или дыхательных путей, заболевания органов воспроизводства или какие-то другие?

Основными причинами отхода можно назвать практически все названные. Однако надо признать, что в нашей стране практически отсутствует понятие "болезни продуктивности животных", а именно эти болезни являются началом и основой всех других нарушений, которые ведут к выбытию животных.

На Западе проблеме болезней продуктивности уделяют огромное внимание. Так, мне довелось принимать участие в 7-ой (!) международной конференции по болезням продуктивности животных, проходившей в Корнельском университете (США) еще в 1989 году. Уже тогда мировая наука поняла, что высокопродуктивная корова нуждается в особых условиях сбалансированного кормления. Несбалансированное кормление вызывает болезни продуктивности - ацидоз, кетоз и другие, на основе которых возникают болезни репродуктивной сферы, конечностей и так далее. В 2013 году я приглашен для участия в работе 15-й международной конференции по болезням продуктивности животных, которая состоится в Швеции, мы можем только восхищаться прогрессом, достигнутым зарубежными учеными.

Следует отметить, что болезни подобного рода - прерогатива зоотехнической, а не ветеринарной службы. А подготовка кадров зоотехнической службы в целом по России отставляет желать гораздо лучшего!

Хотелось бы привести примеры успешной и неудачной акклиматизации завезенного скота.

Поскольку я сам родом из Сибири, могу привести старый пример из моей многолетней практики. Еще в начале 80-х годов пошлого века в госплемзавод "Нижне-Иртышский" Омской области завезли 800 голов голштинизированного скота. Поступило несколько партий этих животных, в некоторых из них отход доходил до 60 процентов. В 1987 году я возглавил иммунобиологическую лабораторию Омского СХИ и был привлечен к решению этой проблемы. Проведя большое количество исследований кормов и самих животных, составив соответствующие сбалансированные рационы, нам удалось снять острую проблему отхода животных.

Подобную картину я практически в то же время наблюдал во флагмане отечественного молочного скотоводства - госплемзаводе "Омский" Омской области. В 1986 году в ГПЗ "Омский" завезли 99 голов голштинизированного скота из Германии. При обычном в то время хозяйственном подходе к их кормлению за год отход составил 38 процентов. В 1988 году в это же хозяйство завезли 98 голов голштинизированных нетелей из Дании. С самого начала контроль качества кормления вели сотрудники моей лаборатории. Отход составил около 9 процентов! И что характерно, по прошествии такого значительного периода времени мы до сих пор наступаем на те же грабли и не используем накопленный опыт.

Гораздо позже мне неоднократно приходилось выезжать в племенные хозяйства ряда регионов нашей страны по решению данной проблемы, и когда руководство зоотехнической службы выполняло предложенные рекомендации, то акклиматизация животных проходила успешно. Сегодня примеры удачной акклиматизации скота можно привести в Калужской и Ленинградской областях, куда завезены крупные партии скота абердин-ангусской породы мясного направления продуктивности, в Республике Башкортостан, где разводят скот лимузинской породы.

Мне часто задают вопрос - может ли импорт спермы быков, а также эмбрионов стать альтернативой завозу взрослых животных или он должен его дополнять?

В практике ведения скотоводства ведущих стран мира обмен генофондом, как правило, ведется на уровне эмбрионов и спермы быков, о чем я уже упоминал выше. Если же говорить о сегодняшнем состоянии скотоводства в России, то в молочном скотоводстве главным источником генетического материала должны быть эмбрионы и сперма выдающихся быков. Завоз маточного поголовья в виде телок и нетелей в наших условиях бесполезен, а часто даже и вреден, так как возникают огромные проблемы с адаптацией и здоровьем животных.

Однако некоторые отечественные ученые предупреждают, что и с покупкой импортной спермы быков нужно быть осторожным. Так в настоящее время в мировой практике очень популярным является использование сексированной по полу спермы [4]. Такая сперма сегодня предлагается и на российском рынке. Однако по сообщению Г. Ескина и др. [1] сегодня в Россию поступает сперма производителей, которые по качеству уступают отечественным. Авторы подтверждают свои высказывания довольно обширным анализом данных, полученных в ряде хозяйств Московской области. В конце своего сообщения авторы призывают восстанавливать отечественную племенную базу.

В мясном скотоводстве, в виду его слабой развитости и технологических особенностей, возможен ограниченный завоз живого скота, но только на первоначальном этапе.

Более того, с импортом животных мы завозим и новые болезни. Примером может служить нашумевший случай в Иркутской области, когда на ферме Иркутского НИИ сельского хозяйства произошло заболевание местного скота при помещении туда импортированных из Канады животных. Менее чем за 20 дней ферма потеряла 260 голов.

Вообще нужно сказать, что импортом живого скота в молочном скотоводстве занимаются только слаборазвитые страны, где плохо налажена своя селекционно-племенная работа и ставится сиюминутная задача увеличения продуктивности и повышения качества скота.

Следует отметить, что проблемы с завозом живого поголовья возникают не только в скотоводстве, но и с другими видами животных. Недавно ко мне на почту пришло письмо от пресс-службы ООО ГК "Агро-Белогорье", в котором описаны "Злоключения датчан в России ..." [2]. Так датская компания Porc-Ex Breeding завезла партию племенных свиней в Белгородскую область.

"Отменное здоровье, высокая плодовитость, завидные показатели прироста животных" - под такой вывеской предлагает свои услуги компания Porc-Ex Breeding, позиционирующая себя лидером в экспорте племенных свиней Dan Bred. Устоять перед столь очевидной выгодой отечественным животноводам трудно. Продвигаемая датчанами генетика уже давно зарекомендовала себя в Европе. Перейти на нее рассчитывали и в Белгородской области на свинокомплексах, которые не первый год занимаются промышленным производством свинины. Однако на сегодняшний день расчет себя не оправдал. По чьей вине? Попробуем разобраться.

Первую партию гостей из Датского королевства в регионе встретили в начале сентября 2010 г. 273 свинки и 10 хряков обрели белгородскую "прописку", проделав морем и сушей долгий трехдневный путь. По приезде, как полагается, животные прошли ветеринарное обследование. У 35-ти из них были выявлены различные заболевания и пороки, в большинстве своем связанные с поражением конечностей.

Бить тревогу было еще рано. При транспортировке свиней проблемы со здоровьем неминуемы - уж слишком неустойчивы их организмы к стрессам. Однако в ходе карантинных мероприятий ситуация еще более усугубилась. При ежедневном клиническом осмотре ветеринары обнаруживали все новых животных с хромотой, нарушением движения, угнетением и снижением аппетита. А меньше чем через неделю был зарегистрирован первый падеж. За месяц животноводы потеряли четырех датских свиней.

Самое время упомянуть о финансовой составляющей вопроса. Покупка племенных животных, как известно, - дело затратное. ООО "Ракитянский свинокомплекс", ЗАО "Нуклеус" и ООО "Селекционно-гибридный центр" договорились с Porc-Ex Breeding о поставке более пяти тысяч голов. Важнейшим условием сделок стала гарантия здоровья свиней - то, от чего напрямую зависит экономический успех финансово емкого проекта. Каждое поступившее животное стоит до тысячи евро. Нетрудно оценить размеры возможных убытков, учитывая объем запланированных по договорам закупок. Счет идет не на тысячи, а на миллионы евро. Такими суммами сегодня измеряются инвестиции в эффективную генетику. И таковы сегодня риски, на которые вынуждены идти животноводы. Риск, конечно, - дело благородное. Но лишь в том случае, когда имеешь дело с благородным партнером по бизнесу.

30 сентября 2010 г. на карантинную площадку "Ракитянского свинокомплекса" поступила третья партия племенных свиней, поставленных компанией Porc-Ex Breeding, - те же селекционные пороки, те же болезни и снова падеж животных. В период карантина выявлены массовые гельминтозные заболевания, зафиксирован рост числа свиней с пораженными конечностями. Заболевших уже сотни голов. Специалисты государственной ветеринарной службы Белгородской области вынесли свой вердикт - болезни имеют инфекционную природу. Согласились с этим и ветеринарные специалисты, прибывшие из Дании. По их рекомендации ко всему поголовью применили сильнодействующие антибиотики. Ощутимых результатов лечение не принесло, более того, выявленные заболевания лишь прогрессировали.

Использование животных в племенных целях (ради чего, собственно, они и приобретались) оказалось невозможным. С таким "букетом" болезней как хламидиоз, дизентерия и диарея здорового потомства ждать не приходится. Кроме того, главный государственный ветеринарный инспектор Белгородской области О. Бабенко счел угрозу распространения болезней достаточной для полного запрета ввоза на территорию региона свиней компанией Porc-Ex Breeding в рамках заключенных контрактов. Финал? Не тут-то было.

Датская сторона наотрез отказывается признавать свою вину. Более того, датчане не видят и самого предмета спора. Состояние здоровья свиней они оценивают как соответствующее заявленному уровню. Руководитель Porc-Ex Breeding Х. Соренсен назвал запрет О. Бабенко неправомочным, настаивая, что поставленные животные соответствуют ветеринарному сертификату на ввоз. Объясняя свою позицию, поставщики ссылаются на обследование, проведенное перед отправкой в Россию. Животным был присвоен статус здоровья "Красный SPF", то есть, дана высшая оценка санитарного контроля. Возникает резонный вопрос: если лучшие племенные свиньи оказались на поверку больными, то что же собой представляют животные других категорий?

Разбираться в конфликте теперь, по всей видимости, будет суд. Но ответ на вопрос "кто виноват?" для белгородских животноводов уже ясен. При этом пострадавшей стороной в этой истории выглядят не только белгородские свинокомплексы. Подмочена репутация непревзойденных датских свиноводов, которую те кропотливо зарабатывали десятилетиями. Осознают ли это вышеупомянутый Х. Соренсен или О. Березняк, возглавляющая московское представительство Porc-Ex Breeding, сказать трудно. Но то, что от действий нерадивых поставщиков можно серьезно пострадать, должны понимать все занятые промышленным свиноводством компании. Товар нужно проверять, не отходя от кассы!

И в заключение, что нужно сделать, чтобы увеличить поголовье племенных высокопродуктивных животных, с хорошим здоровьем и высокой продуктивностью?

Поголовье качественных племенных животных мы можем увеличить без завоза живого скота из-за рубежа. Для этого необходимо кардинально изменить подходы к организации племенной работы, воспроизводства стада и обеспечить оптимальные условия для выращивания ремонтного молодняка.

Нужно привести в соответствие с международными требованиями нормативную документацию по оценке племенного материала, срочно войти в состав международных организаций занимающихся племенным скотоводством (ICAR, Interbull).

Вообще, более подробно ответ на этот вопрос можно найти в моей книге "Воспроизводство стада и выращивание ремонтного молодняка в скотоводстве" (М.: КолосС, 2009 г.). В книге изложено, что нужно сделать, чтобы вырастить высокопродуктивную корову, как следует реформировать племенную службу страны, как создать сеть нуклеусных стад с целью многократного увеличения выхода ремонтного молодняка.

Более того, мною разработана программа по эффективному использованию отечественных и мировых генетических ресурсов, которая, к сожалению, пока не нашла выхода в производство по ряду объективных и субъективных причин.

Будем надеяться, что представители власти, в конце концов, задумаются о рациональном и эффективном использовании государственных средств и возьмут на вооружение действенные разработки наших ученых.

Очень хочется в это верить.



Литература

1. Г. Ескин, О качестве импортного племенного материала. /Г. Ескин, Г. Турбин, Н. Комбарова //АгроРынок, февраль, 2010. - С. 30-32.

2. Злоключения датчан в России или проверяйте свинок, не отходя от кассы // Пресс-служба ООО ГК "Агро-Белогорье", 2010.

3. Н. Костомахин, Тонны или микроны? О целесообразности импорта племенного скота. / Н. Костомахин //Perfect AgroTechnologies, September, 2010. - С. 20-23.

4. Lots of interest in sexed semen.//Veepromagazine, Vol. 66, August, 2007. - P. 4-5.



Viperson


Версия для печати Версия для печати

На сайте работает система коррекции ошибок. Обнаружив неточность в тексте
или неработоспособность ссылки, выделите на странице этот фрагмент и отправьте его
aдминистратору нажатием Ctrl+Enter.