пятница
24 марта 2017
Алмаз Хисамутдинов: «Чаще всего падеж скота происходит в крупных молочных комплексах»

Алмаз Хисамутдинов: «Чаще всего падеж скота происходит в крупных молочных комплексах» / Бизнес OnLine

31.08.2015

Главный ветврач РТ — о замене скотомогильникам, найденной в «Алабуге», борьбе с бродячими псами и переходе на электронные сертификаты

Почти каждая шестая корова Татарстана заражена неизлечимым лейкозом, сообщил главный государственный ветеринарный инспектор РТ Алмаз Хисамутдинов в ходе интернет-конференции с читателями «БИЗНЕС Online». Отвечая на вопросы, он назвал «неактуальной» для Татарстана идею правительства РФ ограничить поголовье скота в ЛПХ, поделился мнением о причинах банкротства «Вамина» и планами повысить хотя бы до 17 тыс. рублей среднюю зарплату ветврачей, отмечающих сегодня профессиональный праздник.

«ЕСЛИ ВВЕДЕМ ОГРАНИЧЕНИЯ В ПОГОЛОВЬЕ, НАРОД НАС НЕ ПОЙМЕТ»

— Алмаз Гаптраупович, недавно правительство России решило «проработать вопрос ограничения поголовья скота и птицы в личных подсобных хозяйствах». Как вы лично оцениваете эту инициативу? Как инициатива просматривается с точки зрения ветеринарного контроля?

— Во-первых, с точки зрения ветеринарного контроля и ветеринарной деятельности нет никаких оснований для ограничения количества поголовья в личном подсобном хозяйстве. Мы одинаково относимся и к личному подсобному хозяйству, и к крестьянскому фермерскому хозяйству, и к другим сельхозформированиям.

Во-вторых, мы всеми мерами поддерживаем ЛПХ, и если сегодня введем какие-то ограничения в поголовье, думаю, это будет неправильно — народ нас не поймет. Для Татарстана этот вопрос не актуален.

— Вы проводите плановые проверки животных во всех хозяйствах?

— Государственная ветеринарная служба состоит из двух частей: надзорной и производственной. Ветслужба контролирует эпизоотическое благополучие и продовольственную безопасность. Мы два раза в год проводим плановые проверки — весной и осенью. Кроме того, чтобы обеспечить эпизоотическое благополучие, ветеринарный врач должен подойти к каждому животному минимум 10 раз в год, в том числе в ЛПХ: осмотреть, взять кровь на анализ, вакцинировать. А если животное заболеет, то ветврач должен осмотреть его дополнительно.

— Сколько ветеринаров должно приходиться на одно село или на энное количество скота? Нормы какие-то есть, мы их выдерживаем? (Альберт)

— В ветеринарной службе Татарстана работают 2 тысячи сотрудников. На сегодняшний день по факту на тысячу условного поголовья у нас приходится один ветеринарный сотрудник, а по норме должен быть один сотрудник на 700 - 800 голов.

«В ТАТАРСТАНЕ ПОГОЛОВЬЕ С КАЖДЫМ ГОДОМ РАСТЕТ НА 3 - 5 ПРОЦЕНТОВ»

— Как вы в целом оцениваете поголовье скота в Татарстане?

— Оно с каждым годом растет на 3 - 5 процентов. Сегодня мы имеем более миллиона КРС, полмиллиона свиней, 360 тысяч овец и коз. В республике имеется качественный скот. Импортные животные завозятся, но сегодня в Татарстане уже есть около 60 племенных хозяйств, которые продают скот даже за пределы республики. Генетический потенциал очень большой, но есть возможности и для его дальнейшего раскрытия.

— «Иностранцы» у нас хорошо приживаются?

— Кто смог создать необходимые условия, там животные прижились. Важно прежде всего кормление, которое в наших условиях сложно обеспечить на все 100 процентов. Если у тебя нет полноценного рациона, лучше этим делом не заниматься.

— А в целом падеж скота высокий?

— В основном идет падеж молодняка. Допустимая норма падежа — 3 - 5 процентов от приплода. В начале 2014 года у нас в республике этот показатель достигал 7 процентов. На сегодняшний день он снизился до 5,7 процента. Перед нами стоит задача к концу года достигнуть 5-процентного рубежа.

Главная причина падежа — ненадлежащее содержание и кормление. Чаще всего это происходит из-за бесхозяйственности в больших молочных комплексах. Если один человек обслуживает 100 - 150 голов, индивидуального подхода не хватает, и допускается падеж.

— Лошадей в республике разводят?

— Есть такие предприниматели, но поголовье лошадей небольшое, в основном они используются для скачек и производства конины. В Лаишевском районе одно крестьянско-фермерское хозяйство занимается разведением верблюдов, их там уже более 100. Цель бизнеса в первую очередь туристическая, во вторую — получение молока на продажу, а также шерсти, из которой делают различные изделия. Верблюды уже адаптировались к нашим условиям погоды и даже размножаются. Они так же, как и прочий домашний скот, находятся под наблюдением ветеринарного врача.

— Как обстоят дела с птицей?

— Птицеводство в Татарстане тоже очень хорошо развивается — имеется порядка 15 миллионов птицепоголовья. В основном птицей занимаются крупные птицеводческие хозяйства — «Ак барс Пестрецы», «Челны-Бройлер». К примеру, в «Челны-Бройлере» поголовье — более 5 миллионов. Неплохо занимаются птицеводством КФХ.

— Есть хозяйства, которые разводят рыб в озерах. Они тоже являются предметом вашего контроля?

— У нас даже есть специальный отдел в республиканской лаборатории. На разные заболевания проводятся мониторинговые исследования. И для продажи рыбы предприниматели тоже получают сопроводительные документы с отметкой ветеринара.

«ВАМИН»: ДЕЛО В УПРАВЛЯЕМОСТИ

— Какому типу хозяйствования вы отдаете предпочтение: крупным агрохолдингам или фермерским хозяйствам?

— Они все хороши по-своему. Агрохолдинги в свое время решали определенные стратегические задачи. Когда колхозы и совхозы начали вымирать, их хозяйство передавали в руки холдингов. И они привлекали федеральные средства, вели большое строительство на селе, закупали сельхозтехнику. Я и сам работал в структуре холдинга «Вамин».

— Почему «Вамин» так печально закончил свою историю?

— Я не могу проанализировать вчерашнее и сегодняшнее состояние «Вамина», потому что необходимой для этого информации у меня нет. Но все ваминовские хозяйства сегодня функционируют, они просто перешли из одной формы управления в другую. Да, процесс банкротства идет, но поголовье сохранено, техника осталась.

— Все-таки в чем причина? В плохой управляемости огромного хозяйства?

— Да, дело в управляемости. Представьте себе: у «Вамина» было 27 агроферм, 450 тысяч гектаров земли, и чтобы только объехать, посмотреть, одному человеку нужно больше месяца. Считаю, основная причина в этом.

— Когда вы работали под руководством «Вамина», всех специалистов заставляли сдавать падежный скот на переработку в колбасный цех Арского пищекомбината. Вы как главный ветеринарный врач РТ не думаете, что этот колбасный цех надо поставить на консервацию как язвенный скотомогильник? (Артур)

— В системе «Вамина» колбасные цеха работали. Конечно, падежный скот не сдавали, это было мясо среднего качества. Его сдавали и получали оттуда колбасу. Сейчас все эти цеха закрыты.

«ОДНИМИ ШТРАФАМИ ПРОБЛЕМЫ НЕ РЕШАЮТСЯ»

— Какие нарушения ветеринарного законодательства чаще всего выявляются? Соразмерны ли меры наказания, как вы считаете? Ведь, как я понимаю, опасности подвергаются и люди. (Дмитрий)

— По республике у нас работают 57 инспекторов. Совместно с сотрудниками ГИБДД они дежурят на 15 постах, где и выявляют различные нарушения. Самое большое нарушение — завоз поголовья или сырья животного происхождения без сопроводительных документов, без официального разрешения. Эту технику мы отправляем обратно и наказываем владельцев.

Штрафы для частного лица — от 500 до 5 тысяч рублей, для юридических лиц, например, за перевозку без сопроводительных документов — от 300 тысяч до 500 тысяч рублей. Но мы не сторонники часто применять такие большие штрафы. Считаем, одними штрафами проблемы не решаются. Все региональные подразделения ветеринарной службы России тесно взаимосвязаны, мы постоянно на телефонной связи. Если из какого-то региона к нам поступила продукция без сопроводительных документов, мы сразу связываемся с ветслужбой того региона для выяснения вопроса. И они выходят на нас, если груз из Татарстана пришел к ним без документов. Но и наказываем, конечно.

— А вы имеете право не отправлять назад, а изымать этот груз?

— Изымать не имеем права, мы можем поставить на хранение.

— Вы сказали, что стараетесь большие штрафы не накладывать. Может быть, они неоправданно большие?

— Есть случаи, когда такие штрафы оправданы. Например, если груз представляет реальную угрозу проникновения на территорию особо опасных инфекций.

«ЗА СВОЮ ПЕЧАТЬ КАЖДЫЙ ВЕТЭКСПЕРТ ГОЛОВОЙ ОТВЕЧАЕТ!»

— Ветеринарная служба — один из контрольных органов, способных «закошмарить» бизнес. Как боретесь с коррупционерами в своих рядах? (Алмаз Хаиров)

— Как вы знаете, сегодня все проверки регулируются государством. У нас два ведомства, которые занимаются ветеринарным надзором, — это Россельхознадзор и главное ветеринарное управление. Работу мы проводим совместно и свои проверки согласовываем с прокуратурой.

У нас порядка 11 тысяч поднадзорных объектов, и любое предприятие мы имеем право проверить один раз в три года. Я не думаю, что в таких условиях ветеринарная служба сумеет «закошмарить» бизнес. В 2014 году дали каникулы индивидуальным предпринимателям, процентов на 70 урезали количество наших проверок. В прошлом году мы проверили только 360 из 11 тысяч объектов.

Но работы нашим инспекторам хватает: они и на постах ГИБДД дежурят, и выезжают на сельскохозяйственные мероприятия, проводят плановые и внеплановые проверки, следят, чтобы не было несанкционированной торговли продуктами животного происхождения.

— Коррупционные скандалы были в вашем ведомстве?

— В мою бытность главным государственным ветеринарным инспектором пока не было. У нас создано подразделение по противодействию коррупции, государственные служащие предоставляют справки о доходах и расходах, о недвижимости. Помимо этого, у нас имеется внутренний аудит, работает ревизионный отдел. Мы систематически с проверкой выезжаем в свои подразделения в районах, обсуждаем их нарушения, направляем сотрудников в нужное русло. Кого-то приходится и наказывать. Вот таким способом мы профилактируем коррупционную составляющую.

— Не бывает случаев, чтобы ветеринарный врач поставил свою печать, не проверив лабораторно, к примеру, мясо, и оно поступило в продажу?

— Каждая печать у нас пронумерована, и за каждой закреплен определенный ветеринарный эксперт. За свою печать каждый ветэксперт головой отвечает! Все прекрасно понимают меру своей ответственности и меру опасности для общества, если зараженное мясо попадет в торговлю.

«НА ВЕТЕРИНАРНУЮ СЛУЖБУ РАБОТАЮТ ДВЕ ПРЕЗИДЕНТСКИЕ ПРОГРАММЫ»

— В СМИ слышу, что реализуется программа по строительству в селах ФАПов — фельдшерско-акушерских пунктов. А вот чтобы строили аналогичную ветеринарную сеть, не слышал. Ведь необходимость в ветеринарных пунктах не меньшая! (Альберт)

— Начнем с того, что на ветеринарную службу работают две президентские программы. Первая — капитальный ремонт наших подведомственных учреждений в районах, по которой ежегодно выделяется 30 миллионов рублей. Вторая — строительство участковых ветеринарных пунктов, и по ней выделяется каждый год 100 миллионов рублей. Модульно-блочные пункты строит азнакаевское предприятие «Нефтемаш». Внешне они похожи на ФАПы, но внутреннее строение другое. В целом по этой программе нам выделено 340 миллионов рублей на 3 года. За это время мы должны построить 150 участковых пунктов, а на сегодняшний день построено 84. Ветеринарная служба благодарна Рустаму Нургалиевичу за эти программы.

— А раньше участковые пункты были?

— Они были в очень плачевном состоянии, а в некоторых районах их вообще не было. Участковые ветврачи были вынуждены работать на дому.

— Где базируются ветврачи? В каждой деревне их, наверное, нет?

— У нас зональный принцип работы: есть районные ветеринарные объединения и ветеринарные участки, объединяющие несколько деревень. В последнее время мы построили участковые ветеринарные пункты, которые обслуживают 3 - 8 деревень в районах.

— Ветеринары у вас мобильные? На чем ездят по деревням?

— Техника для передвижения у нас имеется, хотя обеспеченность не на 100 процентов. До конца года ожидается пополнение еще на 30 машин.

«НЕ НАДО ПРИМЕНЯТЬ МЕТОД ШОКОВОЙ ТЕРАПИИ»

— Я давно бью в набат: ветслужба в кризисе, требуются глубокие реформы, начиная со структурных изменений, подготовки кадров. Вы со мной согласны? (Габит Фархутдинов)

— Я бы не сказал, что ветеринарная служба сегодня находится в кризисе. Во-первых, у нас идет полнокровная жизнь: мы строим участковые ветеринарные пункты, проводим капитальный ремонт подведомственных учреждений, в полном объеме выполняем все противоэпизоотические мероприятия.

Во-вторых, работа ветеринарного врача — это кропотливая ежедневная системная работа, и это не та область, где можно не глядя проводить реформы. Преемственность должна сохраняться. Мы не имеем права ошибиться, поскольку любая ошибка может обойтись очень дорого.

Я знаю Габита Фархутдинова, он много лет работал главным ветврачом Сабинского района, заслуженный ветеринар РТ. Он предлагает польский вариант ветеринарной службы. Там ветслужба ведет только надзорную деятельность, а вся остальная ветеринарная работа передана в частные руки. Ветпомощь там оказывается только на платной основе.

— Вы считаете, для нас это неприемлемо? Слишком накладно будет для ЛПХ и КФХ?

— Мы постепенно к этому все равно придем. Но не надо применять метод шоковой терапии, к этой модели надо переходить постепенно. Сегодня у нас есть и государственные, и частные клиники, есть и индивидуальные предприниматели, которые оказывают ветеринарную помощь сельхозпредприятиям на селе.

— В ветеринарии индивидуальных предпринимателей много?

— Около 20 на республику. У товаропроизводителей должен быть выбор. Если у него рядом нет достойного ветврача из нашей службы, он может составить договор с частным ветврачом, который приедет оказать качественную ветеринарную помощь. Почему бы и нет?

— Государственная ветеринарная помощь вся бесплатная?

— Все наши плановые противоэпизоотические мероприятия по особо опасным заболеваниям проводятся бесплатно. А вот лечение по другим заболеваниям — платное. Наши расценки утверждены кабинетом министров РТ, и они процентов на 30 ниже по сравнению с частниками и почти в два раза ниже, чем в городских ветклиниках.

— Фермер Мурат Сиразин предлагает другую модель ветеринарной службы: «Нужно на 100% скопировать работу национальной ветеринарной службы Финляндии, где фермеры и ветеринары — партнеры, и если животное заболело, то ветеринары бесплатно лечат, а не как у нас за деньги. И есть национальный стандарт на все продукты, и фермеры сами выписывают себе сертификат соответствия своей продукции этому стандарту. И никакой обдираловки с покупкой ветсвидетельств и сертификатов! Ветеринарная служба стремится, чтобы не было эпидемий и болезней животных в Финляндии, а не как у нас — одни мысли, как закошмарить крестьян, чтобы они не вызывали ветврачей, а только выписывали бы ветсвидетельства за бешеные деньги!»

— У каждого сертификата свое назначение: форма номер 1 — на животных, форма 2 — на продукцию животного происхождения, 3 — на корма, форма номер 4 ходит внутри района. Сертификаты у нас пока платные, но мы переходим на электронное сопровождение документов, и тогда всё будет бесплатно.

Я еще раз повторяю: каждый раз экспериментировать с какими-то моделями мы не сможем: сегодня — польская, завтра — финская. У нас есть своя отработанная система, и она неплохо работает. Да, какие-то новшества нужны, но каждый день в ветеринарной службе экспериментировать мы не сможем.

1 ЯНВАРЯ 2018 ГОДА ВЕТЕРИНАРНАЯ СЛУЖБА РОССИИ ПЕРЕХОДИТ НА «МЕРКУРИЙ»

— Вы сказали, что переходите на электронное документосопровождение. Вот и вопрос читателя такой есть: «Татарстан — лидер в России по внедрению электронного документооборота. Дошло ли это до каждого ветеринара на селе (Матвей Т.).

— С электронным документооборотом мы давно работаем. Сегодня действует федеральная система «Аргус» — автоматизированная выдача разрешений на ввоз и вывоз поднадзорных госветнадзору грузов на территорию России и их транзит.

Но 1 июля 2015 года принят новый федеральный закон о ветеринарии, и он уже вступил в силу. По старому закону мы работали 30 лет, в нем было много противоречий. Согласно новому закону, с 1 января 2018 года ветеринарная служба России должна полностью перейти на электронные сопроводительные документы. Эта система называется «Меркурий». И это будет бесплатно.

Для перехода к этой форме работы мы начали переподготовку 520 ветеринарных специалистов по всей республике. В Казанской ветакадемии создали группу по обучению работе по системе «Меркурий», и уже больше половины курса ими пройдено. Все 520 специалистов будут обеспечены компьютерной техникой и доступом в интернет. Сегодня у нас обеспеченность компьютерами на 70 — 75 процентов, но до конца года доведем ее до 100 процентов. С 1 сентября 2015 года мы начинаем пробно переходить на электронные сопроводительные документы в больших городах и районах — Казань, Набережные Челны, Нижнекамск, Лаишевский и Зеленодольский районы.

— С 13 сентября в городе начинаются ярмарки. Ветеринарный контроль превращается в фикцию, когда с ярмаркой приезжают ветеринары районов и за деньги выписывают ветсвидетельства всем приехавшим, затем приходят городские ветеринары, тоже делают якобы проверки и тоже берут деньги с крестьян. Как бы упростить жизнь крестьянам и освободить от ветеринарных поборов? (Мурат Сиразин)

— Когда минсельхоз проводит ярмарки, ветсанэкспертиза в Казани и районах проводится бесплатно. Что касается ветсвидетельств, то сегодня их оформление стоит от 100 до 200 рублей. Как я сказал, с 1 января 2018 года мы полностью переходим от бумажного носителя на электронный, который для производителей будет абсолютно бесплатным. Мы будем не только экономить время и деньги, но и исключим человеческий фактор.

— Случаи подделки ветсвидетельств часто бывают?

— В других регионах случаются, а в нашей республике я пока не встречал. Обычно подделки бывают, когда продукцию продают в другой регион.

— А вне ярмарок ветсанэкспертиза проводится платно? Кто определяет расценки?

— Да, в обычные дни экспертиза платная, все расценки определяются Центром экономических и социальных исследований и утверждаются кабинетом министров РТ. Наши расценки мы сравниваем с другими регионами Приволжского федерального округа, и они у нас сегодня находятся примерно на середине ценовой шкалы. В ближайшее время мы не планируем их повышать, не смотря на инфляцию.

— У нас во дворе продают разливное молоко с машины. Не опасно ли оно? Кто его проверял? Какие документы надо требовать? (Маргарита Фомина)

— Это несанкционированная торговля, и я не рекомендовал бы покупать ни молоко, ни мясо. А вообще у каждого продавца должны быть сопроводительные документы — ветеринарное свидетельство номер два, где указано происхождение той или иной продукции.

«СРЕДНИЙ ВОЗРАСТ СОТРУДНИКОВ ВЕТСЛУЖБЫ — ОКОЛО 50 ЛЕТ»

— С момента вашего прихода наблюдается отток ветеринарных специалистов из районных ветуправлений. Одна причина — чистка старшего поколения, вторая — отток молодых из-за низкой зарплаты. Вами установлена система оплаты — повышение зарплаты за счет хозрасчета — не во всех районах подходит. Если нет крупных комплексов и поголовья при ЛПХ, то это означает, что ветработник останется с голым окладом. Обеспеченность кадрами с каждым годом снижается. (Ильфат)

— В 2013 году средняя заработная плата у нас была 12,5 тысячи рублей. Мы поставили планку — к концу года выйти на 15 тысяч. Что это означает? Для того чтобы каждому из двух тысяч сотрудников поднять зарплату на три тысячи рублей, нам потребуется 6 миллионов рублей в месяц, 72 миллиона в год. А с учетом налогов требуется 100 миллионов рублей. В конце прошлого года планку в 15 тысяч рублей мы достигли. Но надо понимать, что бюджет нам выделяет на одного сотрудника в среднем только 10 тысяч рублей. Остальное мы должны сами заработать и направить на зарплату.

В 2014 году мы заработали на 70 миллионов рублей больше по сравнению с предыдущим годом и всю сумму направили на повышение заработной платы. На 2015 год поставлена задача увеличить зарплату до 17 тысяч, а в ближайшие два — три года должны обеспечить ветеринарных врачей зарплатой в 20 тысяч рублей. Для этого мы должны больше зарабатывать, другого выхода у нас нет.

— Когда в госучреждении есть и бесплатные, и платные услуги, есть соблазн всем оказывать ее платно. Как избежать этого?

— У нас всё четко прописано: есть бесплатные услуги, есть платные. Вакцинацию в целях обеспечения эпизоотического благополучия мы проводим бесплатно. А на платные услуги правительством установлены расценки, больше которых мы брать не можем.

— В Рыбно-Слободском районе поставили двух молодых работников ветслужбы начальниками, которые не умеют общаться с людьми. Гордые, пенсионеров за людей не считают. Набрали кадров неопытных, неквалифицированных. Вы беседу проведите со своими подчиненными... (Аноним)

— Если оценивать ситуацию в ветеринарной службе Рыбно-Слободском района, то на сегодня оценка средняя. А год назад положение дел вообще было плачевным: ветлаборатория была закрыта Роспотребнадзором, здание ветобъединения давно не ремонтировалось, не было техники. Сейчас мы полностью отремонтировали лабораторию, до конца года обеспечим техникой, в план на следующий год внесли ремонт здания ветобъединения. Да, специалисты там молодые, беседу с ними мы обязательно проведем, если есть грубые нарушения, накажем. Но, повторю, сегодня идет позитивная динамика в работе ветслужбы этого района.

— Любая система способна работать, когда есть обновление кадров молодыми специалистами. Что нового и целенаправленно проводится по привлечению и закреплению молодых ветеринарных кадров на селе? Почему учебные заведения готовят специалистов, которые не работают по профессии? (Ильдус)

— Когда ты получаешь диплом, думаешь, что уже всё знаешь, что ты хороший специалист, а когда приходишь работать в хозяйство, осознаешь, что ничего не понимаешь... Чтобы стать хорошим специалистом, нужна практика.

— А во время учебы практика бывает?

— В Казанской ветеринарной академии практика есть, но ее, конечно, не хватает. Больше практики дают в наших ветеринарных техникумах. Ветеринарный техникум есть в Буинске, факультеты в Мензелинске и Атне. В этом году 60 процентов абитуриентов КГАВМ им. Баумана — из сельской местности. Я не говорю, что в городе ветеринарная служба не нужна, но в городах на сегодняшний день обеспеченность ветеринарами достаточная. А вот в районах их не хватает, особенно производственных ветеринарных специалистов. Госветструктура сегодня обеспечена кадрами примерно на 95 процентов, а на производственной ветслужбе — 80 — 85 процентов.

Средний возраст сотрудников ветслужбы — около 50 лет, что нас настораживает. Поэтому главное управление ветеринарии приняло решение с 1 августа доплачивать молодым специалистам в возрасте до 30 лет: с высшим образованием — 10 тысяч рублей в месяц, средне-специальным — 8 тысяч, средним — 5 тысяч. И доплата им будет идти три года. Помимо этого, даем «подъемные» — 35 тысяч рублей специалистам с высшим образованием, 25 тысяч — со средним специальным, 15 тысяч — со средним образованием.

— Опытные специалисты не обижаются, что молодым доплачивают?

— У нас есть доплаты за стаж, за категорию, за звания. А молодые специалисты приходят на «голую» зарплату в 10 — 12 тысяч рублей. На такие деньги, конечно, не проживешь.

— Что еще, кроме зарплаты, может привлечь специалистов на село? Есть какие-то программы?

— У минсельхоза очень много программ для привлечения специалистов в село. И жилье предоставляется, и «подъемные» в размере 100 тысяч рублей выдаются. Но разовой поддержкой молодежь в селе не удержишь, нужна хорошая заработная плата.

— Какая зарплата была бы адекватной сегодня?

— Конечно, есть разные хозяйства, и если руководитель понимает важность ветеринарной службы, у них зарплата хорошая — 20 — 30 тысяч. А есть сельхозформирования, где работу ветврача не ценят. А ведь без ветеринарной службы животноводство развиваться никак не может.

«НАС СЕГОДНЯ БОЛЬШЕ НАСТОРАЖИВАЕТ АФРИКАНСКАЯ ЧУМА СВИНЕЙ»

— Планирует ли ведомство возобновить выездные поездки в села на постоянной плановой основе для контроля и вакцинации личных домашних животных, которых, например, у нас в деревне (Елабужский район) почти в каждом дворе не по одному? (Валентина)

— Вопрос, конечно, непонятный. Как я сказал, два раза в год каждое домашнее животное вакцинируется. Мы также постоянно проводим выезды в районы, во время которых организовываем прием граждан.

— Жители сел Татарстана уже лет 20 живут со страхом, что именно их корова признается больным лейкозом. Насколько заразна эта болезнь, лечится ли она? Что будет человеку, который контактирует с такой коровой? (Лиля)

— У животных лейкоз — это рак крови вирусного происхождения. Очень легко передается от одного животного другому, и заболевание не лечится. Есть две стадии: вирусоносительство и сама болезнь. Согласно ветеринарному законодательству, зараженное лейкозом животное нужно отделить от других. Реализация молока от зараженной коровы не запрещается законом, но оно идет только на переработку. В личном хозяйстве сырое молоко от больной коровы я не рекомендовал бы употреблять. Хотя и не доказано, что вирус лейкоза передается человеку. Сегодня в Татарстане лейкозом заражено примерно 16 процентов поголовья, в основном в общественном секторе.

— Осенью 2005 года у скотины был выявлен лейкоз, но на следующей проверке, весной 2006 года, корова оказалась здоровой. Это значит, что проверяющие ошибаются, или корова излечилась? Может ли тут присутствовать какая-либо коррупционная составляющая? (Лиля)

— Участковый ветврач два раза в год берет анализ на лейкоз и направляет в лабораторию. Ошибка врача может быть, но это единичные случаи. Анализ можно перепроверить в республиканской лаборатории.

— Нас каждый год пугают всё новыми и новыми болезнями животных и птиц, которые становятся смертельно опасными и для людей. Это «утки» фармацевтов или реальная угроза? Если это реальность, то хотелось бы знать, насколько мы защищены от опасности? (Эльза)

— Конечно, эпизоотическая ситуация по стране и в мире нестабильная, есть опасность попадания к нам больных животных или зараженной продукции. Нас сегодня больше настораживает африканская чума свиней, поскольку в республике их поголовье составляет 500 тысяч, есть большие свинокомплексы. Только в этом году в России было зафиксировано 42 очага африканской чумы свиней. Но для человека это заболевание опасности не представляет.

Что касается птичьего гриппа, то на сегодня ситуация более-менее благополучная. Хотя контролировать проникновение этой инфекции очень сложно, поскольку она переносится перелетными птицами.

«САРИЯ» ЕЖЕМЕСЯЧНО ПЕРЕРАБАТЫВАЕТ 8 ТОНН БИОЛОГИЧЕСКИХ ОТХОДОВ

— Время от времени всплывает информация о непорядках на скотомогильниках: то нет общей базы захоронений, то кто-то их разрыл, то незаконно закопали больных животных и т.п. А вообще чьё это «поле деятельности»? (Ильгизар Зарипов)

— Реестр сибироязвенных скотомогильников ведется с 1913 года. В республике сегодня 870 скотомогильников и 1013 обычных биотермических ям. Контроль состояния скотомогильников и ям — это наши полномочия, но они находятся на балансе муниципальных образований. Проблем у нас не возникает: все земляные работы согласовываются с Главным ветеринарным управлением и ветеринарной службой района.

В основном скотомогильники закованы в бетонный саркофаг, территория вокруг огорожена, благоустроена, имеется соответствующий аншлаг, предусмотрена санитарная защитная зона до одного километра. На содержание скотомогильников и ям бюджет республики ежегодно выделяет 46 миллионов рублей, которые направляются в те районы, где они расположены.

— Бывают случаи, когда риелторы продают землю, а потом оказывается, что рядом находится скотомогильник. На карте эти захоронения указаны?

— Конечно, все скотомогильники указаны на карте. Если такие случаи продажи имеются, то они явно не согласованы с ветеринарной службой и Роспотребнадзором.

— Новые скотомогильники и биотермические ямы часто появляются?

— Сегодня мы начали работать по-другому. В ОЭЗ «Алабуга» функционирует завод «Сария» по переработке и утилизации биологических отходов, ежемесячно перерабатывая до 8 тысяч тонн.

В 2014 году в Сабинском районе запущен пилотный проект по сбору биологических отходов и их вывозу для утилизации на заводе «Сария». Для этих целей за счет средств бюджета приобретен специальный автотранспорт, изготовлено два контейнера с холодильным оборудованием, которые установлены на полигоне ТБО. Биологические отходы периодически вывозится на завод «Сария». До конца года мы планируем приобрести еще 9 контейнеров для сбора отходов в северных районах республики, на что нам дополнительно выделено 15 миллионов рублей. И, конечно, всё проходит под контролем государственной ветеринарной службы, с соответствующими сопроводительными документами.

— А сколько лет сибироязвенный скотомогильник представляет опасность?

— Ученые говорят, что споры сибирской язвы сохраняют жизнеспособность более 100 лет, но никто не знает это наверняка. Сибиреязвенный скотомогильник — это биологическая бомба, поэтому мы не имеем права его трогать.

— Во время половодья есть опасность размывания биотермических ям и попадания содержимого в реки?

— Ветеринарная служба совместно с МЧС во время половодья ведет контроль. Наши скотомогильники на зону подтопления не попадают.

«ЕЖЕГОДНО НА ОТЛОВ СОБАК ВЫДЕЛЯЕТСЯ 19 МИЛЛИОНОВ РУБЛЕЙ»

— Когда будет решена проблема уличных собак в Казани? Это же опасно для жителей, в т.ч. для детей. (Алексей)

— На сегодня такая проблема есть, она находится под контролем ветеринарной службы РТ. Ежегодно государством выделяется 19 миллионов рублей на отлов бездомных животных. Эти деньги распределяются между районами в зависимости от количества отловленных собак за предыдущий год. В Казани остается 13 миллионов рублей, что связано с проводимыми в городе большими международными мероприятиями — Универсиада, чемпионат мира по водным видам спорта.

Порядок отлова такой: исполком муниципального образования проводит тендер на отлов собак; после отлова специализированными организациями животные 10 дней содержатся в приемнике, чтобы исключить бешенство; больные и агрессивные собаки усыпляются, а остальным проводится стерилизация и кастрация, после чего их чипируют и отпускают на волю. В прошлом году в Казани отловили порядка 12,5 тысячи собак, из них процентов 40 усыпляется.

— Таких специализированных организаций много?

— В Казани пока только одна организация. У них есть своя клиника, где они сами проводят стерилизацию. Но, тем не менее, проблема остается: природа пустоты не терпит, и на место отловленных собак приходят другие животные. На сегодня имеются более 100 государственных ветклиник, и мы приняли решение один раз в месяц проводить бесплатную кастрацию и стерилизацию собак. С июля уже начали это делать по всей республике. Посмотрим, какая будет динамика обращений по поводу собак после принятых мер, и, возможно, в дальнейшем будет два бесплатных дня ежемесячно. Но просто отловом собак эту проблему мы не решим.

— Иностранный опыт в этом вопросе вы изучаете?

— Там массово проводят стерилизацию и кастрацию.

— Сегодня стало очень модным держать домашних животных, поэтому и ветеринарных клиник развелось немерено — на каждом углу. Кто-нибудь контролирует их работу? Может, среди них есть шарлатаны? (Зульфия)

— Для открытия ветеринарных клиник сертификация не требуется, но они регистрируются в ветеринарной службе муниципального образования. Деятельность ветклиник контролируется инспекторами Государственной ветслужбы, но проверяются они не более одного раза в три года.

«ДАЖЕ НА АКВАРИУМНЫХ РЫБОК ДОЛЖЕН БЫТЬ СЕРТИФИКАТ»

— По всему городу, особенно на улице Баумана, стоят люди с дикими птицами, например, совами и предлагают с ними фотографироваться. Мало того, что птицы целый день на жаре, их не поят и не кормят. При этом нет никаких ветеринарных документов на этих птиц. Почему ветеринарная служба этого не видит? (Алла)

— Ветеринарная служба это явление видит. Все животные, с которыми стоят на Баумана, из контактного зоопарка. В Казани есть три контактных зоопарка, с каждым из них работает государственный ветврач, поэтому вся необходимая обработка животных систематически проводится.

— Раньше было модно держать голубей, а сегодня такие любители есть?

— В основном сегодня их содержат как источник дохода — сдают в аренду на свадьбы, другие мероприятия. Часто голуби страдают орнитозом, поэтому надо регулярно их проверять в республиканской ветлаборатории, и владелец должен иметь справку о состоянии их здоровья. Орнитоз или птичий хламидиоз (внутриклеточный паразит) очень опасен для человека, поэтому, если вы решили украсить свое мероприятие голубями, спрашивайте справку об отсутствии у них этого заболевания.

— Животных сегодня продают и на так называемых птичьих рынках, и в зоомагазинах. Там их кто-нибудь проверяет?

— Их обязательно должен проверять ветеринарный врач, а при продаже вместе с чеком обязаны давать сопроводительные документы. Даже на аквариумных рыбок должен быть сертификат. Официальная торговля нами контролируется, но если продают подпольно, с рук, то это уже проходит мимо нас.

— А вы животных любите? У вас есть дома кто-нибудь из «друзей человека»? (Макс)

— Конечно, к животным я отношусь положительно, но дома у меня живности нет, поскольку дети еще маленькие.

— Вы много лет проработали на селе ветеринарным врачом. Были в вашей практике какие-то опасные моменты или курьезные? Типа бык забодал или инфекция какая особо страшная... (Олег)

— По окончании вуза я 6 лет работал практическим ветеринарным врачом. Эта профессия не безопасная, поскольку ежедневно врач контактирует с животными. Но в моей практике каких-то курьезных или опасных случаев не было.

«...И ЧТОБЫ ГОРДИЛИСЬ СВОЕЙ ПРОФЕССИЕЙ»

— 31 августа в стране отмечается День ветеринарного работника. Что пожелаете коллегам?

— Поздравляю всех ветеранов отрасли и коллег с нашим профессиональным праздником! Желаю здоровья, добра, мирного неба над головой, и чтобы они гордились своей профессией.

— Вы читаете «БИЗНЕС Online»? Ваше мнение о нашей работе?

— Каждое утро наш рабочий день начинается с газеты «БИЗНЕС Online», и в течение дня я несколько раз открываю ее. Считаю, даже не просматривая другие средства массовой информации, можно полностью себя информировать, читая только «БИЗНЕС Online». Эта газета мне очень нравится, там имеется вся информация по Татарстану и по России.

 Алмаз Гаптраупович, спасибо за интересный разговор. С наступающим вас профессиональным праздником — Днем ветеринарного работника!

Справка

Хисамутдинов Алмаз Гаптраупович

Родился 21 декабря 1978 года в деревне Алан Балтасинского района РТ.
Окончил Казанскую государственную академию ветеринарной медицины (2002).
26.09.1996 — 24.10.1997 — рабочий совхоза «Алан» Балтасинского района РТ
04.08.1997 — 01.07.2002 — студент Казанской государственной академии ветеринарной медицины имени Н.Э.Баумана
01.08.2002 — 24.02.2004 — главный ветеринарный врач СХПК «Игенче» Балтасинского района РТ
24.02.2004 — 31.12.2004 — главный ветеринарный врач ООО «Игенче» Балтасинского района
01.01.2005 — 09.02.2008 — главный ветеринарный врач СХПК «Игенче» Балтасинского района РТ
11.02.2008 — 23.05.2012 — генеральный директор ООО «Агрофирма «Таканыш»
24.05.2012 — 08.04.2013 — заместитель гендиректора — руководитель управления АПК ОАО «ВАМИН-Татарстан»
09.04.2013 — 21.04.2013 — помощник главы Мамадышского муниципального района
22.04.2013 — 21.10.2013 — заместитель главы Мамадышского муниципального района, заместитель председателя Совета Мамадышского муниципального района РТ
С18.11.2013 — и.о. начальника главного управления ветеринарии кабинета министров РТ
С 09.01.2014 — начальник главного управления ветеринарии кабинета министров РТ.



Бизнес OnLine


Версия для печати Версия для печати

На сайте работает система коррекции ошибок. Обнаружив неточность в тексте
или неработоспособность ссылки, выделите на странице этот фрагмент и отправьте его
aдминистратору нажатием Ctrl+Enter.