понедельник
20 февраля 2017
Сельское хозяйство и продовольственная безопасность. Проблемы и перспективы

Сельское хозяйство и продовольственная безопасность. Проблемы и перспективы / Свежий Ветер

18.08.2015

Недавнее решение об уничтожении санкционных продуктов питания вызвало настоящий ажиотаж в российском обществе. Сразу выделились две полярные точки зрения. Сторонники уничтожения санкционной продукции утверждают, что Россия вполне может обеспечить себя продовольствием и без поставок зарубежных продуктов. Кроме того, уничтожение продукции оправдывается и соображениями заботы о здоровье россиян — ведь качество привезенных из-за рубежа контрабандных продуктов сомнительно. С другой стороны, горячие противники уничтожения продуктов считают, что сжигать и раздавливать бульдозером продукты питания — настоящее преступление, особенно в России, где миллионы людей живут за чертой бедности. Согласно социологическим опросам, проведенным «Левада-центром», примерно половина опрошенных россиян выступает против уничтожения продуктов. С критикой предпринятых государством мер по уничтожению санкционных продуктов выступили и представители некоторых общественных и конфессиональных организаций. В то же время 17% россиян оценивают решение правительства как определенно положительное и 22% склонны воспринимать его также в положительном ключе — «скорее положительно». То есть мнения российского населения относительно производимого уничтожения продуктов разделились практически пополам.  В любом случае, обе «правды» не лишены оснований. И заставляют вновь задуматься о том, может ли Россия в полной мере обеспечить свою продовольственную безопасность? Ведь вследствие экономических реформ 1990-х гг. сельское хозяйство и агропромышленный комплекс России оказались в незавидном состоянии и значительную часть продовольствия стали ввозить из Европы, Азии, Латинской Америки и даже Африки и Австралии. Но ведь страна не может ставить свое продовольственное обеспечение в зависимость от импорта продовольствия. Это создает прямую угрозу ее продовольственной безопасности и в случае политических или военных конфликтов может повлечь за собой резкое ухудшение продовольственного снабжения населения, сопровождающееся ростом цен на продукты питания, дефицитом продовольствия и прочими негативными последствиями. 

  В мире — почти миллиард голодающих  Несмотря на то, что в целом для современного мира характерно скорее перепроизводство продовольствия и каждый день сотни тысяч магазинов в развитых странах «списывают» огромное количество просроченных на один — два дня продуктов, в странах «третьего мира» наблюдается нехватка продовольствия, перерастающая в голод. Проблема голода и в XXI веке оказывается актуальной для человечества. Почти миллиард жителей планеты получают количество пищи, недостаточное для обеспечения здорового образа жизни. В первую очередь, это жители стран Южной и Юго-Восточной Азии (половина голодающих мира) и Тропической Африки (четверть голодающих мира). Согласно отчетам Всемирной организации здравоохранения, не менее трети детей, умирающих в странах «третьего мира» в возрасте до пяти лет, являются жертвами голода. Сам факт голодания миллионов людей свидетельствует о неспособности многих государств мира решить вопросы продовольственного обеспечения своего населения, по крайней мере — без гуманитарной помощи со стороны международных организаций. Генеральный директор Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО) Жозе Грациану да Силва подчеркивает, что в 2015 г. число голодающих на планете сократилось до 795 млн. человек, но и это очень высокая цифра — ведь она свидетельствует о том, что каждый девятый житель планеты испытывает хронический голод. Несмотря на предпринимаемые усилия, ООН и другие международные организации пока не в состоянии решить проблему голода значительных масс населения азиатских и африканских стран. Хотя в мире производится значительное количество продовольствия, в целом ряде стран мира доступ к продовольствию для многих категорий населения отсутствует в должном объеме. Причин тому много и они носят экономический, социально-демографический, климато-географический, политический характер.  Причиной голода в развивающихся странах Южной и Юго-Восточной Азии является, прежде всего, перенаселенность, сочетающаяся с массовой безработицей и отсутствием у государств возможностей наладить базовое социальное обеспечение населения. В странах Тропической Африки наиболее тяжелая ситуация складывается в Сомали, Эритрее, Кении, Судане и связана не только с перенаселенностью, но и с кровопролитными войнами, политической нестабильностью, климатическими условиями, препятствующими развитию сельского хозяйства и производству такого количества продовольствия, которое бы могло покрыть потребности населения. Но риск голода сегодня стоит не только перед отсталыми странами «третьего мира», но и перед бывшими советскими республиками. Понятно, что республики Средней Азии, Молдова, а с 2014 г. и Украина, находятся в крайне тяжелой ситуации, что связано с экономическими проблемами и политической нестабильностью. Но с проблемой голода вполне может столкнуться и Россия, которая в 1990-е гг. пережила настоящую экономическую катастрофу, сопровождавшуюся, в том числе, и резким снижением уровня продовольственного обеспечения населения.  За последнее десятилетие Россия стала есть лучше  Статистические данные наглядно свидетельствуют о пугающих изменениях, произошедших в период с 1990 по 2001 гг. Так, употребление мяса снизилось за это время с 75 до 48 кг. в год, рыбы — с 20 до 10 кг. в год, молока и молочных продуктов — с 370 до 221 кг. в год на душу населения. И это при том, что численность населения России сократилась, выросло количество людей с большими и сверхбольшими доходами. Ситуация стала меняться лишь после 2000 г., когда экономическое положение страны улучшилось, а вместе с тем стал возрастать и уровень потребления населением продуктов питания. Так, за период с 2003 по 2012 гг. потребление мяса увеличилось до 73 кг. в год — то есть, практически вышло на позднесоветский уровень, рыбы — до 22 кг. в год, молока и молочных продуктов — до 247 кг. в год на душу населения.  Однако следует учитывать, что общие показатели могут не отражать реальный уровень потребления тех или иных продуктов питания конкретными социальными группами. Кроме того, играет роль сокращение количества населения страны в период между 1990 и 2015 гг. Но, в любом случае, в последнее десятилетие население стало питаться лучше, чем в первые десять пореформенных лет. Однако это не дает оснований утверждать о решении продовольственной проблемы в современной России. Конечно, общий уровень продовольственной безопасности в стране значительно вырос — так, по данным директора Центра агропромышленной политики Российской академии народного хозяйства и государственной службы Натальи Шагайды, в 1999 г. уровень продовольственной безопасности Российской Федерации составлял менее 80%, а в настоящее время — составляет 89%. Получается, что 11% потребности в продовольствии Россия покрыть не в состоянии — и это не столь и малая цифра. Однако покрыть свои потребности в продуктах питания Российская Федерация в целом сможет, поэтому предсказания неизбежного голода в случае каких-либо политических или экономических противоречий, мягко говоря, преувеличены. Да, конечно может возникнуть дефицит определенных продуктов питания и некоторая инфляция, но к катастрофическим последствиям это не приведет — что, собственно, все современные россияне могут увидеть на примере введенных в контексте событий на Украине странами Евросоюза, США и их сателлитами против Российской Федерации экономических санкций. В исследовании Российской академии народного хозяйства и государственной службы, посвященном мониторингу тенденций развития и выявлению угроз продовольственной безопасности Российской Федерации, сообщается, что уровень продовольственной независимости нашей страны достаточно высок. Так, по молоку он составляет 80%, по мясу — 75,9%. Свининой и курятиной Россия может себя обеспечить самостоятельно, а вот уровень обеспечения говядиной очень низок — Россия производит лишь 37%. При этом, по таким видам продукции как зерно, сахар и растительное масло Российская Федерация значительно превышает пороговые значения. Это значит, что она может обеспечить свои потребности в данных видах продовольствия с избытком. В России производится значительное количество сельскохозяйственной продукции, которая может экспортироваться в другие страны. В настоящее время Россия занимает третье место в мире по экспорту зерновых, то есть — по-прежнему остается «мировой житницей». Важнейшую роль играет Россия и в экспорте растительного масла, поскольку его производство, как отмечено выше, превышает потребности российского населения в этом продукте. Кроме того, Россия экспортирует многие уникальные виды икры и рыбы, которые не производятся или практически не производятся за пределами Российской Федерации. 

  Проблемы продовольственной безопасности  Вместе с тем, следует учитывать колоссальные различия, существующие между регионами Российской Федерации и обусловленные климато-географической, экономической, социальной, политической спецификой тех или иных регионов страны. В частности, ряд регионов страны характеризуется наличием серьезных проблем в сфере продовольственного обеспечения. Прежде всего, это такие регионы как Ингушетия, Калмыкия и Тыва. Отсталые в экономическом отношении национальные республики Российской Федерации характеризуются невысоким уровнем потребления продовольствия населением, причем местные жители вынуждены тратить на покупку продуктов значительные средства, но повышению качества питания эти затраты все равно не способствуют. Данная ситуация вызвана общими социально-экономическими проблемами, с которыми сталкиваются регионы со слаборазвитой агропромышленной отраслью, либо лежащие в стороне от основных транзитных путей. Влияет и общий уровень материальной обеспеченности населения, который в перечисленных республиках ниже, чем в среднем по России — поскольку в них наблюдается высокий уровень безработицы, а заработные платы, выплачиваемые наемным работникам, также невысоки.  В Доктрине продовольственной безопасности, утвержденной в 2010 г. тогдашним главой государства Д.А. Медведевым, подчеркивается, что «продовольственная безопасность Российской Федерации является одним из главных направлений обеспечения национальной безопасности страны в среднесрочной перспективе, фактором сохранения ее государственности и суверенитета, важнейшей составляющей демографической политики, необходимым условием реализации стратегического национального приоритета — повышение качества жизни российских граждан путем гарантирования высоких стандартов жизнеобеспечения». Стратегической целью продовольственной безопасности названо обеспечение населения безопасной сельскохозяйственной продукцией. Слово «безопасной» употреблено здесь не зря — помимо обеспечения населения достаточным для здорового образа жизни количеством продуктов питания, государство обращается и к регулированию качества производимой и импортируемой продукции сельского хозяйства и аграрной промышленности. Именно претензии к качеству продуктов стали одной из причин ограничений, наложенных на ввоз в страну западной продукции.  Российская Федерация в сфере продовольственной безопасности сталкивается с рядом определенных рисков. Во-первых, это монополизация сельскохозяйственного производства крупным компаниям и выдавливание малых бизнесменов из агропромышленного комплекса. Данную угрозу особенно активно стали вспоминать в средствах массовой информации после инициативы о введении ограничений на личные подсобные хозяйства граждан. Предлагаемые ограничения должны коснуться хозяйств, в которых содержится более 5 голов крупного и 20 голов мелкого рогатого скота. Все владельцы хозяйств, которые обладают большим поголовьем скота, должны будут, согласно проекту, регистрироваться в качестве индивидуальных предпринимателей. Критики сразу же обвинили авторов проекта в попытке уничтожить мелкое предпринимательство, снизить и без того невысокий уровень материальной обеспеченности сельского населения. Однако ничего странного в изложенном проекте нет — напротив, ненормальной является та ситуация, когда собственники имеют стада в 1000 голов скота, но при этом не регистрируются в качестве предпринимателей, не платят налоги, не проходят необходимую проверку качества производимой мясомолочной продукции и выдают свои фермы за личные подсобные хозяйства. Конечно, спорными являются цифры в 5 и 20 голов КРС и МРС, но ведь эти цифры могут быть изменены, а то, что агропромышленный сектор нуждается в упорядочении — так это очевидно. В то же время, упорядочение контроля за агропромышленным производством не должно приводить к реальной монополизации сельского хозяйства крупными компаниями и вытеснению мелких и средних предпринимателей из аграрной отрасли. Напротив, развитие и стимулирование малого предпринимательства в сфере сельского хозяйства является одним из ключевых залогов развития последнего. Не следует избегать дотаций и субсидирования со стороны государства, и налоговых льгот, для образующихся фермерских хозяйств — только бы аграрная отрасль развивалась. 

  Экономист О.А. Глотов в статье «Продовольственная безопасность Российской Федерации: риски и угрозы, основные направления государственно-экономической политики» перечисляет основные, на его взгляд, риски российской продовольственной безопасности. К ним он относит, прежде всего, снижение инвестиционной привлекательности отечественной экономики и конкурентоспособности отечественной продукции, а также технологическое отставание от развитых государств, неблагоприятные климатические условия (что особенно актуально для России, учитывая, что значительная часть территории страны характеризуется малопригодными для развития сельского хозяйства природными условиями). Кроме того, по мнению Глотова, на уровень продовольственной безопасности в Российской Федерации влияют низкая платежеспособность населения, обусловливающая низкий спрос на продукты питания; недостаточный уровень развития инфраструктуры внутреннего рынка; социальная поляризация городского и сельского населения Российской Федерации; конкурентные преимущества зарубежной продукции, ряд видов которой в выгодную сторону отличается от российской; сокращение национальных генетических ресурсов животных и растений; слабое развитие инновационных технологий в сфере сельского хозяйства; слабость инвестиционных потоков в сфере сельского хозяйства. Безусловно, перечисленные факторы оказывают негативное влияние на сферу продовольственного обеспечения Российской Федерации, однако следует обратить внимание и на такой момент, как принадлежность значительной части пищевых производств, размещаемых на территории Российской Федерации иностранным компаниям. Нельзя не обратить внимания и на сосредоточение части сельскохозяйственного производства и агроторговой деятельности в руках представителей отдельных этнических диаспор, что является также тревожным фактором — ведь сложно сказать, как поведут себя представители диаспор в случае возникновения политического или экономического конфликта со страной их происхождения. По крайней мере, нельзя допускать монополизации отечественных сельскохозяйственных ресурсов кем бы то ни было. В равной степени это относится и к агроторговой деятельности.  Как обеспечить продуктовую самодостаточность?  В докладе Изборского клуба, посвященном вопросам продовольственной безопасности Российской Федерации подчеркивается, что существует несколько моделей обеспечения продовольственной безопасности. Во-первых, это автаркическая модель, подразумевающая самодостаточность общества в плане обеспечения продовольственных потребностей. Как правило, данная модель была характерна для большинства феодальных обществ, а в современный период мировой истории к автаркической модели, на наш взгляд, можно отнести КНДР. Во-вторых, это имперская модель, основанная на дешевизне продовольственных товаров, ввозимых в страны — метрополии из колоний и стран — сателлитов. Данная модель была характерна для периода существования колониальных империй (XVIII — первая половина ХХ вв.) и ушла в прошлое по мере деколонизации стран «третьего мира». Третья модель — динамическая — заключается во внедрении передовых технологий в сельскохозяйственную отрасль, сопровождающемся развитием аграрной промышленности. Эта модель была характерна для всей второй половины ХХ в. Наконец, четвертая модель — инновационная, которая, по мнению специалистов Изборского клуба, представляет собой освоение биотехнологий и их применение в обеспечении производства экологически чистой сельскохозяйственной продукции. Если применять эту классификацию к современному состоянию российской продовольственной безопасности, то очевидно, что Россия пока с трудом восстанавливает динамичную модель и пытается перейти к модели инновационной, однако сталкивается с последствиями разрушения сельского хозяйства и агропромышленной отрасли страны в 1990-е годы и превращения в сырьевой придаток Запада. Между тем, без перехода к инновационной модели продовольственной безопасности Российская Федерация никогда не сможет в полной мере обеспечивать продовольственные потребности населения, а значит, будет уязвима для внешнего политического и экономического давления.  Следует понять, что сельское хозяйство является стратегически важной отраслью экономики, пожалуй, даже в большей степени, нежели промышленность. Без развития отечественного сельского хозяйства продовольственная безопасность страны будет всегда находиться на низком уровне. Соответственно, в управлении сельскохозяйственной отраслью необходимо следовать нескольким основополагающим принципам. Во-первых, государство должно взять на себя основную регулирующую и даже управляющую роль в сфере сельского хозяйства. Это не означает, что сельскохозяйственное производство должно быть полностью национализировано, но государство должно значительно повысить уровень своего присутствия в агропромышленном комплексе. Во-вторых, государство должно создать условия для развития отечественного сельского хозяйства и агропромышленного комплекса посредством субсидий, инвестиций, льгот для сельскохозяйственных производителей. Государственная поддержка является одним из основных условий процветания сельскохозяйственной отрасли и во многих развитых странах мира государство обеспечивает приемлемый уровень развития сельского хозяйства именно за счет дотаций и субсидий. В-третьих, государство должно стремиться к ограничению присутствия иностранных компаний на рынке продовольственной продукции — особенно в сегменте «базовых» продуктов, т.е. мясомолочной, зерновой, овощной продукции. В то же время, это не означает необходимости отказа от импорта тех видов продовольствия, которые не производятся в стране, являются дефицитными или деликатесными. Наконец, государство должно выработать комплекс мер по контролю за торговлей сельскохозяйственной продукцией, в частности — не допускать монополизации складирования и торговли определенными видами сельскохозяйственной продукции, поскольку в условиях политического или экономического кризиса наличие торговцев — монополистов может привести к весьма опасным для продовольственной безопасности страны последствиям.  Санкции и продовольственная безопасность страны  Однако реализация перечисленных мер возможна лишь в том случае, если национальная политическая элита действительно обеспокоена будущим своего государства и вопрос обеспечения национальной безопасности страны находится в списке приоритетных. В случае господства компрадоров и подконтрольной им марионеточной элиты, обеспечить продовольственную безопасность страны не представляется возможным — в качестве примеров можно привести судьбы многих стран «третьего мира», благоприятные климатические условия которых, тем не менее, не обеспечили подлинного продовольственного процветания. Так, центральноамериканские или африканские государства, производившие на плантациях значительные объемы сельскохозяйственной продукции, в действительности не могут обеспечить собственные продовольственные нужды. Объясняется это тем, что каждая из подобных стран «специализируется» на определенном виде сельскохозяйственной продукции, который идет на экспорт, а остальные продовольственные товары она, в большинстве своем, ввозит из-за границы. Соответственно, транснациональные корпорации и развитые страны Запада, контролирующие мировые рынки, получают возможность полного контроля экономической ситуации в этих странах и управления политикой этих стран с помощью накладываемых санкций. «Отраслевая специализация» — признак принадлежности страны к числу «сырьевых придатков» богатого Запада. Не случайно в свое время в качестве названия для подобных государств распространилось словосочетание «банановые республики» — намек на государства Центральной Америки, в первой половине ХХ в. находившиеся под фактическим контролем американской «Юнайтед фрут компании». Санкции не страшны только тем государствам, которые смогли создать собственную автономную продовольственную базу, по крайней мере — в сфере производства наиболее необходимых для жизни населения продовольственных товаров. 

  В то же время, вводить запреты на ввоз импортного продовольствия в условиях, когда страна не может в полной мере обеспечить себя продуктами питания, представляется проявлением скорее пренебрежения власти к нуждам простых граждан. Представители элитных слоев общества, обладающие финансовой возможностью поездок за границу, могут себе позволить и импортные продукты питания, и иные виды продукции, производимой за рубежом — хотя бы во время поездок в другие страны. Всего этого оказываются лишены рядовые граждане, у которых нет средств для выезда из страны. Получается, что государство в случае непродуманного запрета на ввоз импортного продовольствия искусственно стимулирует дальнейшее усугубление социальной поляризации общества, причем на самом явном уровне — на уровне потребления продуктов питания. Такие меры скорее вредят национальной безопасности государства, поскольку способствуют росту общественного недовольства политикой властей, что может привести к распространению оппозиционных, в том числе и радикальных настроений. Поэтому в вопросе о введении запретов на ввоз иностранного продовольствия следует анализировать и сопоставлять возможные позитивные и негативные последствия от принятия такого решения. Целесообразно вводить запреты уже после того, как определены новые источники поступления тех видов продовольствия, на ввоз которых наложены санкции. Так, к примеру, значительную часть сельскохозяйственной продукции, прежде поставлявшейся странами Евросоюза, могут поставлять в Россию страны Азии, Африки, Латинской Америки, с которыми у нашего государства сохраняются приемлемые экономические и политические отношения. Министр сельского хозяйства России Александр Ткачев утверждает, что Россия сама может справиться и с производством тех продуктов питания, которые прежде ввозили из других государств. В частности, знаменитую исландскую селедку могут заменить дальневосточной селедкой, добываемой в российских водах, а атлантического лосося, поставлявшегося из введшей санкции Исландии, могут заменить поставки того же самого лосося из Чили, с которым у России успешно развиваются торгово-экономические отношения.  Немецкий предприниматель Штефан Дюрр утверждает, что санкции играют на руку российскому сельскому хозяйству, приводя в качестве примера изменения в работе некоторых известных компаний на агропромышленном рынке: «запрет на ввоз западного продовольствия помогает российскому аграрному сектору. Недавно ко мне приезжал основной закупщик компании Metro в России. Раньше товарам отечественных производителей было невероятно сложно пробиться на прилавки магазина Metro. Существовала так называемая входная плата, а сам товар оплачивался зачастую только через два-три месяца. Тем временем Metro активно ищет российских поставщиков. Компания даже готова профинансировать развитие новых продуктов» (Цит. по: Санкции подстегнули сельское хозяйство России //http://www.bragazeta.ru/ ).  Без крепкого села продовольственная безопасность будет под угрозой  С проблемой обеспечения продовольственной безопасности России тесно связана другая проблема — социально-демографический кризис российской деревни. С началом индустриализации сельское население в стране стало стремительно сокращаться. Молодое поколение селян, причем наиболее активные, умные и талантливые его представители, перебирались в города и выбирали профессии, не связанные с сельскохозяйственным производством. Демографическая ситуация в сельской местности особенно ухудшилась после распада Советского Союза. Агропромышленный комплекс, как известно, стал одной из наиболее тяжело пострадавших «жертв» экономических реформ 1990-х гг. Поэтому в 1990-е — 2000-е гг. отток населения из сельской местности увеличился. Основной причиной миграции в города стали стремление к улучшению социально-бытовых условий и нежелание заниматься тяжелым и малооплачиваемым сельскохозяйственным трудом. Тенденция к сокращению сельского населения очень неутешительна, поскольку ставит Россию перед непреодолимой проблемой — кто будет работать на земле, поднимать сельское хозяйство страны, если сельская молодежь мигрирует в города. Некоторые отечественные политики даже задумались о замещении российских крестьян мигрантами из стран ближнего и дальнего зарубежья. Следует отметить, что эта тенденция и так имеет место в постсоветской России. По крайней мере, в благоприятных в климатическом отношении областях страны давно существуют анклавы компактного проживания национальных меньшинств, прежде не проживавших на данных территориях. Так, в Ростовской области, Краснодарском и Ставропольском краях проживают диаспоры турок — месхетинцев, в Краснодарском крае, Адыгее и ряде других регионов — курдов, езидов, хемшилов, в Саратовской области — дунган (китайских мусульман, выходцев из среднеазиатских республик бывшего СССР). Однако появление этнических анклавов, особенно в тех регионах, где прибывающие мигранты никогда не проживали, таит в себе определенные риски. Во-первых, это — потенциальное обострение межнациональных отношений в данных регионах, вызванное возможной экономической конкуренцией между более успешными мигрантами и коренным населением. Во-вторых, это риск распространения на территории анклавов политического влияния других государств, а также политических и религиозных организаций. Соответственно, возникает необходимость в более активной работе правоохранительных органов, спецслужб в указанных регионах страны. Но, с другой стороны, нельзя игнорировать и тот факт, что многие «этноанклавы» вполне успешно занимаются сельским хозяйством и производят значительное количество сельскохозяйственной продукции, пользующейся спросом на внутреннем рынке. 

  Среди основных проблем современной деревни, влияющих на демографическое поведение сельского населения, можно назвать: 1) низкий уровень заработной платы в сельском хозяйстве (работники отрасли остаются одними из наименее оплачиваемых в России — разумеется, речь идет о наемных работниках, а не о фермерах); 2) неудовлетворительные социально-бытовые условия жизни в сельской местности (отсутствие коммуникаций, низкое качество образования и здравоохранения или даже возможное отсутствие медицинских и образовательных учреждений в конкретном сельском поселении, отсутствие досуговой инфраструктуры); 3) низкий престиж сельскохозяйственного труда в постсоветском российском обществе; 4) высокий уровень морально-нравственного разложения сельского населения (село, бывшее некогда оплотом традиций и морали, в силу социально-экономических процессов, вырождается — повышается уровень преступности, причем бессмысленной и беспощадной, растет алкоголизация и наркотизация сельской молодежи). Невнимание государства к проблемам села влечет за собой дальнейшее углубление социально-демографического кризиса в сельской местности и, разумеется, создает серьезные препятствия на пути эффективного развития отечественного агропромышленного комплекса. Поэтому «оживление» российской деревни должно стать одной из важнейших задач для страны, от успешного решения которой будет зависеть и решение других проблем — и социально-демографической, и проблемы продовольственной безопасности.  Что делать?  В Докладе Изборского клуба выдвигаются следующие предложения по ликвидации угрозы продовольственной безопасности Российской Федерации. Во-первых, предлагается провести ренационализацию земли Российской Федерации и поставить во главу земельной политики исторические традиции русской цивилизации, сочетающиеся с современной международной практикой. В частности, неиспользуемые сельскохозяйственные земли по истечению определенного срока времени должны отчуждаться в пользу государства. Одновременно должны быть решены задачи по притоку в сельские районы России до 15 млн. человек трудоспособного населения. Во-вторых, предлагается изменить налоговую и кредитную политику в сфере сельского хозяйства и связанных с сельским хозяйством отраслей промышленности — сельскохозяйственного машиностроения, производства минеральных удобрений, агрохимикатов. В-третьих, задачи по стимулированию отечественного сельскохозяйственного производства должно решить и ужесточение требований к импортируемому продовольствию. Прежде всего, речь идет о контроле за наличием в ввозимом продовольствии вредных для здоровья человека компонентов. Генетически модифицированная продукция должна быть квотирована, при этом требования к отечественным производителям сельскохозяйственной продукции должны быть приведены в соответствие с международными требованиями (прежде они были завышенными, что обусловливало большую выгоду от импорта продовольствия, чем от его производства на территории Российской Федерации). В-четвертых, должны выполняться меры по развитию инфраструктуры, обеспечивающей рост сельскохозяйственного производства. Речь идет о газификации, электрификации, водоснабжении и канализации, перерабатывающих предприятиях, автодорожной инфраструктуре в сельской местности, поскольку без приведения села в адекватное современному уровню развития инфраструктуры состояние вряд ли можно рассчитывать на реальное улучшение ситуации в агропромышленном комплексе. Наконец, должно быть усовершенствовано нормативно-правовое, финансовое, информационное, научно-технологическое и кадровое обеспечение сельскохозяйственной отрасли.  Со всеми предложениями Изборского клуба в сфере развития сельского хозяйства можно согласиться, однако реальная возможность выполнения некоторых из них оставляет много вопросов. Прежде всего, речь идет о повышении численности сельского населения, тем более в столь глобальных масштабах как 15 млн. человек трудоспособного населения, которые неизвестно откуда должны прибыть в сельскую местность. Пока мы не видим притока в село даже на куда меньшем уровне. Несмотря на то, что цены на жилье в сельской местности отличаются от городских в десятки раз, люди не спешат продавать городскую недвижимость и обзаводиться жильем в сельской местности. Даже при том, что у них может остаться внушительная сумма от разницы в продаже и покупке жилья, на которую вполне можно развивать собственное хозяйство. Увеличение притока населения в село предполагается решить посредством льгот и повышенных зарплат сельским медицинским работникам и работникам образования. Однако врачи, фельдшера, учителя, воспитатели — это единицы, тем более они не участвуют непосредственно в сельскохозяйственном производстве. Да и особого количества молодых специалистов, рвущихся в село, пока не наблюдается — и это несмотря на предоставляемое жилье, нормальную зарплату и многочисленные льготы.  Непосредственно в сфере аграрного производства ситуация еще хуже — где планируется набрать миллионы сельскохозяйственных рабочих, тех же комбайнеров и доярок? Даже городские чернорабочие вряд ли поедут в село, учитывая низкий уровень зарплат в сельскохозяйственной отрасли и низкий социальный престиж даже не сельскохозяйственного труда, а самой жизни в сельской местности. Слово «деревня» до сих пор используется как обидное, им можно оскорбить собеседника. Соответственно, прежде чем ставить задачи по привлечению миллионов людей в сельскохозяйственную отрасль и в сельскую местность, необходимо сделать условия проживания людей на селе настолько комфортными, чтобы даже в бытовом плане они мало отличались от города. Прежде всего, в сельской местности за государственный счет должна быть создана развитая и современная инфраструктура. Это транспортная доступность, поскольку многие села в России практически лишены развитого транспортного сообщения. Это газификация, канализация и водоснабжение сельских поселений, поскольку уровень бытового комфорта проживания в сельской местности по-прежнему остается крайне низким. Не следует забывать и о досуговой инфраструктуре. Если в советское время клубы, кинотеатры строились практически в каждом селе, то в пореформенный период подавляющее большинство досуговых учреждений в селах пришло в запустение, а то и было фактически разрушено. Досуговая инфраструктура в селах также должна быть приведена в нормальное состояние, отвечающее потребностям современного человека. Ну и самое главное — в сельском хозяйстве должны быть обеспечены нормальные условия труда — начиная от финансового аспекта и заканчивая развитием автоматизации производства. Сельское хозяйство кормит Россию и люди, работающие в этой отрасли и проживающие на селе, должны чувствовать свою нужность и востребованность, пользоваться заслуженным уважением со стороны государства и общества., сообщает http://www.riasv.ru



Свежий Ветер


Версия для печати Версия для печати

На сайте работает система коррекции ошибок. Обнаружив неточность в тексте
или неработоспособность ссылки, выделите на странице этот фрагмент и отправьте его
aдминистратору нажатием Ctrl+Enter.