среда
13 декабря 2017
Буренки под ударом

Буренки под ударом / Газета Открытая. Для всех и каждого

29.11.2011

Как спасти российскую ветеринарию, рассуждает специалист в этой области

«Медицина лечит человека, ветеринария – человечество», – сказал сто лет назад Иван Павлов, великий физиолог, первый российский лауреат Нобелевской премии. Действительно, ветеринарная служба – ключевое звено отрасли АПК в любом государстве. Например, советскую ветеринарию весь мир считал лучшей: она была плановой, бесплатной, доступной и преимущественно профилактической.
Именно такая высокая оценка была дана нашим ветврачам на Международном ветеринарном конгрессе в Москве в 1979 году, куда съехалось более пяти тысяч специалистов со всей планеты (его участником был и автор этих строк). Однако после распада СССР все эти начинания были утрачены в результате бездумного реформирования ветслужбы.

 Двадцать лет «болтанки»
В советские годы в работе мы руководствовались единым ветеринарным Уставом и сводным ветеринарным законодательством СССР, единой была и наша служба. Однако в ходе реформы, начатой в 2000 году по инициативе президента Владимира Путина, в ветеринарной отрасли была полностью ликвидирована «вертикаль власти» – она расщепилась между Россельхознадзором и Департаментом ветеринарии Минсельхоза РФ. В регионах, соответственно, вместо одного также появилось по два ведомства, каждое из которых ныне тянет одеяло на себя.
Лишь в 2009 году Путин заявил, что реформа, как он убедился, зашла в тупик, и тут же предложил провести очередную реорганизацию, и снова «кабинетную». Длится она и по сей день. Причем без ощутимых результатов.
Что же мы получили за два десятилетия беспрестанных «болтанок»?! При единой плановой системе, существовавшей в СССР, ветслужба получала по табелю технику, транспорт, медикаменты, биопрепараты, дезинфекционные машины, а зооветснаб доставлял их по нашим заявкам потребителю. Финансирование шло из республиканского и местных бюджетов.
Сейчас же отрасль финансируется по остаточному принципу (ведь больше половины регионов – дотационные), за деньгами надо ходить к губернатору с протянутой рукой. Зооветснабы в большинстве своем распались, снабжение нынче в руках крутых нуворишей, взвинтивших цены в разы. При этом техника вообще «выпала» из табеля обеспечения.
В СССР была мощная фармацевтическая промышленность, которая снабжала медицину и ветеринарию, а сейчас нужные препараты мы получаем более чем из 40 стран – это полнейший разнобой номенклатур и цен.

 Неприступная крепость
Животноводство сегодня на две трети в руках частных владельцев – фермеров и крупных компаний. Для частников важнейшая задача – получение прибыли, а вовсе не забота о благополучии и здоровье населения. Остановка предприятия хотя бы на день-два – это огромные убытки. Поэтому они всё чаще скрывают опасные болезни, надеясь победить заразу собственными силами. Но не всегда получается.
Вот лишь один пример. В марте 2006 года на птицефабрике «Богословская» в Кочубеевском районе начался падеж птицы, однако владельцы фабрики до последнего скрывали это от контролирующих органов. Но очень скоро инфекция (как позже оказалось, здесь свирепствовали сразу птичий грипп и псевдочума) вышла из-под контроля. Пришлось сжечь всех находящихся на фабрике цыплят-бройлеров и взрослых курочек – сто тысяч голов!
И вот на этом фоне «дикого капитализма» в АПК контроль со стороны ветслужбы за предприятиями урезан до минимума. Упразднен контроль за пищевыми объектами. На «коленке» ведется учет поголовья и оформление правил борьбы с опасными болезнями. Одно хозяйство ветинспектор может планово посетить только раз в три года, и то в присутствии прокурора! Главные ветеринарные врачи районов больше не являются инспекторами – то есть не имеют контрольных функций.
В начале нынешнего года министр сельского хозяйства Елена Скрынник встречалась в Париже с директором Международного противоэпизоотического бюро (МЭБ) Бернаром Валлой. Скрынник просила открыть в Москве представительство этой организации, которая будет оказывать помощь российским ветеринарам. Однако эта идея пока остается лишь на бумаге – МЭБ вряд ли захочет «тащить» груз проблем полунищей и разваленной российской ветеринарии.

 Кормим чужого дядю
Россия, некогда кормившая полмира, последние двадцать лет сама стоит с протянутой рукой. В стране практически уничтожено животноводство, заброшено садо- и овощеводство, и сегодня сельхозпродукцию мы закупаем из нескольких десятков стран мира, в числе которых Дания, Италия, Пакистан, Венгрия, Нидерланды, США, Франция. Недавно все эти страны посетила министр сельского хозяйства РФ Елена Скрынник, чтобы в очередной раз удостовериться: они и впредь будут кормить Россию мясом, субпродуктами, овощами, фруктами и молоком.
На фоне практически полного уничтожения в стране маточного поголовья нынче Минсельхоз РФ ведет большую закупку из разных стран телок для восстановления молочного стада. Каждая буренка стоит около 200 тысяч рублей. Это поголовье идет сразу на формирование молочных комплексов, которые, что греха таить, зачастую просто не приспособлены для этого в плане кормления, ухода и содержания.
Плюс долгая акклиматизация, в результате чего привозные животные не могут выработать иммунитет. При этом в стране не осталось «сдерживающих» препаратов от таких опасных и массовых заболеваний, как бруцеллез, туберкулез и лейкоз. В общем, очевидно, что племенную работу необходимо вести, но надо полагаться не на импортных буренок, а на сохранение и развитие собственного поголовья, которое худо-бедно в регионах осталось.
Сегодня в специализированных журналах говорится, что за последний год в России не было ни одного очага туберкулеза животных. Верится с трудом. Ведь выявлением туберкулеза (в отличие, скажем, от бруцеллеза) сегодня мало кто занимается. Если же провести комплексное обследование, в соответствии со всеми требованиями, то картина будет совсем иная: туберкулез в поголовье в масштабах страны однозначно есть! А вот сокрытие этой болезни (целенаправленное или просто по недомыслию) ведет к заражению приплода – и завтра мы уже не сможем получить нормального потомства!

 Чума и ныне там
Про африканскую чуму свиней (АЧС) сегодня не знает только школьник – про нее твердят по ТВ, пишут в газетах и журналах. В свое время эта болячка извела на нет свиней в северной части Африки, на юге Европы, в странах Южной Америки, на Кубе, попала в Грузию, а ныне «полыхает» вдоль всего Кавказского хребта.
Чума уже давно вышла из-под контроля, охватила до двух десятков регионов России, дойдя аж до Ленинградской области, Мурманска, Оренбурга, причинив ущерб в десятки миллиардов рублей (стоимость уничтоженного поголовья и проведения карантинных мероприятий).
Даже в Россельхознадзоре признают, что АЧС стала в России эндемичным заболеванием с множеством природных очагов. Специалисты едины во мнении: в ближайшие годы создать вакцину против чумы невозможно из-за большого разнообразия вирусов-возбудителей. При этом в масштабах России до сих пор нет четкой доктрины по борьбе и профилактике этой опасной болезни.
Считается, что основными методами борьбы с АЧС является перевод свиноводческих комплексов в «закрытый» режим работы и депопуляция свиней в дикой фауне (проще говоря, их уничтожение).
Но ведь не нужно быть специалистом, чтобы знать: помимо свиней в дикой природе находится множество других носителей и переносчиков бактерий – возбудителей чумы, и в основном они изучены скудно. Кроме того, как показывает практика, в дикой фауне невозможно добиться стопроцентного истребления животных-переносчиков, поэтому природная очаговость на Кавказе будет сохраняться всегда.
Помнится, одно время с птичьим гриппом также боролись отстрелом диких птиц, которые появлялись вблизи птицеводческих комплексов. Однако затем ученые изготовили эффективную вакцину – и эпизоотия прекратилась. Конечно, отдельные случаи гриппа птиц имеют место и сейчас, но их научились быстро купировать путем санитарного убоя и других мер. И отстрел диких свиней для борьбы с АЧС также считаю методом просто варварским!
Работа предприятий в «закрытом» режиме – путь тоже вроде бы правильный, но только при условии, что будут строжайше выполняться все зооветеринарные правила. Только кто за этим будет следить, ведь многие животные содержатся не на крупных предприятиях (за которыми можно наладить контроль), а в личных подсобных хозяйствах граждан и мелких крестьянско-фермерских хозяйствах. Кто за ними будет следить, когда ветеринаров и в «спокойное» время катастрофически не хватает?!
В общем, из-за развала ветеринарной отрасли Россия получила себе новую напасть, про которую раньше и слыхом не слыхивала. И уже надо быть готовым к тому, что АЧС будет повторяться из года в год, причем со все большим ущербом. Ведь причины этой заразы – это в том числе невыполнение требований ветеринарно-санитарного режима, безграмотность руководителей и банальное сокрытие очагов инфекции.
Уверен, бороться с чумой можно, для этого нужно наладить выпуск эффективных вакцин. Путь затратный и долгий, но единственно правильный. В Советском Союзе научные институты бились над такими же вопросами, создав множество эффективных и поныне вакцин против болезней животных и птиц.
А вот сегодня правительство и Минсельхоз России расписываются в своем бессилии. Но тут уж без «жесткой руки» не обойтись. Нужен чиновник, который бы стал единоличным «куратором» этого направления, причем со значительными полномочиями, чтобы эта работа не превратилась в «работу только ради диссертаций», а приносила бы прежде всего реальную пользу АПК.

 Что делать?!
В годы существования единой ветеринарной службы Ставрополье поставляло продукцию животноводства в десятки регионов страны, в крае работали семь мясокомбинатов и пять крупных убойных пунктов. При убое выявляли патологические изменения по ряду инфекций, в письменном виде давали ежемесячную сводку в ветеринарную службу края. Мгновенно принимались меры по ликвидации и профилактике этих инфекций.
Край продавал «живком» до 500 тысяч овец, до 20 тысяч крупного рогатого скота, множество разной птицы, лошадей внутри страны и за рубеж. Как часы работала огромная система, включающая ветслужбы краевого Управления сельского хозяйства и племенных предприятий, службу защиты растений, краевую санэпидстанцию.
Сегодня все это утрачено! За последние 20 лет в стране не построено ни одного ветеринарного объекта, работа ветврача стала абсолютно непрестижной, прием в вузы сокращен в разы, сокращена до крайности обязательная профильная специализация. А ведь сегодня в РФ известно более 20 только карантинных болезней животных, каждая из которых требует неусыпного контроля. Так что не исключено, что скоро мы вернемся к состоянию вековой давности, когда в стране и мире свирепствовали чума, перипневмония, сап и другие, ныне почти забытые, инфекции.
Недавно главный госветинспектор Россельхознадзора Николай Власов на пресс-конференции рассказал журналистам, как идет реформа отрасли. По его словам, на укомплектование штатов государственной и производственной ветеринарии потребуется до 80 млрд. рублей. А в бюджете, мол, таких денег нет. Я бы ему ответил: скупой платит дважды.
По словам Власова, отсутствует в стране программа профилактики АЧС, хотя, возможно, в следующем году она и появится. То есть уже после выборов. Выходит, даже тут политика!
Между тем чума уже «вынула» из казны десятки миллиардов рублей – на карантинные мероприятия и выплаты компенсаций аграриям. Этот острейший вопрос нужно решать немедленно, а не откладывать на потом!
К сожалению, в этой печальной ситуации не слышно настоящих профессионалов от ветеринарии. Пожалуй, могу вспомнить лишь записку, направленную в адрес первого вице-премьера, курирующего АПК, Виктора Зубкова доктором ветеринарных наук, профессором, членкором Россельхозакадемии (где он заведует секцией организации экономики ветеринарии) Вячеславом Авиловым.
Авилов пишет, что необходимо в масштабах страны принять единый правовой кодекс для ветеринарной отрасли, ужесточив многие пункты действующего Устава (как было в советские годы). Нужно распространить действие этих законодательных норм на ветеринарию, «выпавшую» из общей «вертикали», – ту, что существует сегодня в частных компаниях, колхозах, фермерских хозяйствах, отдельных региональных ведомствах.
Ведь все они заняты решением одной задачи, при этом полнейший разнобой в документах, неясно, как ведут контроль, где проходят переподготовку и аттестацию. Также нужно вывести ветслужбу из подчинения региональных Минсельхозов (сейчас такая практика есть в некоторых субъектах, в том числе и на Ставрополье), придав им больше правовых полномочий.
Необходимо восстановить зооветснабы, создать единый фармацевтический центр ветпрепаратов. Финансирование отрасли должно быть смешанным – из бюджетов разных уровней и обязательно с привлечением частных инвестиций. Причем эффективность этих вложений нужно оценивать не на глазок, как принято сейчас, а по строгим целевым показателям по инфекциям животных, биологической и пищевой безопасности.
Каждая копейка должна тратиться под неусыпным контролем Москвы, а единым координирующим органом должен стать Комитет по делам ветеринарии при правительстве РФ. Только единоначалие позволит оперативно решать текущие задачи ветеринарии, умнее планировать работу и наконец-то достичь взаимопонимания с зарубежными и международными организациями (инфекции ведь не знают границ).



Газета Открытая. Для всех и каждого


Версия для печати Версия для печати

На сайте работает система коррекции ошибок. Обнаружив неточность в тексте
или неработоспособность ссылки, выделите на странице этот фрагмент и отправьте его
aдминистратору нажатием Ctrl+Enter.